Не могут быть самостоятельным объектом доверительного управления

Объектом доверительного управления может быть как все имущество учредителя, так и его определенная часть (отдельные вещи или права). Но в этом качестве способно выступать отнюдь не любое имущество. В соответствии с п. 1 ст. 1013 ГК объектами доверительно управления могут являться:

— отдельные объекты недвижимости, включая предприятия и иные имущественные комплексы;

— права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами;

— иное имущество (движимые вещи и права требования или пользования) при возможности его обособления и учета на отдельном балансе или банковском счете (п. 1 ст. 1018 ГК).

Таким образом, во всех названных случаях речь идет не просто об индивидуально-определенном, но о юридически обособленном имуществе. Дело в том, что само существо доверительного управления не допускает возможности смешения находящегося в управлении имущества с имуществом самого управляющего. В ином случае неизбежными стали бы различные недоразумения и даже злоупотребления: смешивались бы не только доходы от использования такого имущества, но и возникающие при этом права и обязанности, а имущество учредителя, находящееся в управлении, могло бы стать объектом взыскания кредиторов по личным долгам управляющего.

Следовательно, исключается передача в доверительное управление только движимых вещей, ибо обособить их в юридическом смысле (путем открытия отдельного баланса) невозможно. Более того, юридические действия с движимыми вещами во многих случаях представляют собой сделки по их отчуждению, что исключает их возврат первоначальному владельцу. Невозможно поэтому сделать самостоятельным объектом доверительного управления, например, драгоценные камни и драгоценные металлы*(119). Иное делоимущественный комплекс, в состав которого, разумеется, могут входить и движимые вещи. В этом случае объектом договора может стать даже имущество, не существующее в момент его заключения, например произведенная в будущем продукция, плоды и доходы от переданного в доверительное управление имущественного комплекса.

Исключение составляют ценные бумаги, которые и в качестве движимых вещей всегда обладают юридически индивидуализирующими их признаками. Но даже при передаче в доверительное управление принадлежащих разным учредителям однородных ценных бумаг, при которой разрешается объединение этих вещей (ч. 1 ст. 1025 ГК), они все равно должны быть обособлены от имущества управляющего, в том числе от принадлежащих ему аналогичных ценных бумаг.

При этом объектом доверительного управления выступают главным образом эмиссионные ценные бумаги — акции и облигации, ибо большинство других видов ценных бумаг, например товарораспорядительные, используются в обороте на основе других сделок. Многие виды ценных бумаг, в частности любые векселя и чеки, просто не способны служить объектом рассматриваемого договора. Поэтому наиболее распространенным объектом управления являются корпоративные ценные бумаги — акции, особенно голосующие, т.е. включающие правомочия по управлению делами выпустившего их общества-эмитента.

Акции и облигации, как известно, выпускаются не только в форме документарных ценных бумаг (вещей), но и гораздо чаще в бездокументарной форме». Поэтому в большинстве случаев речь, по сути, идет о доверительном управлении имущественными правами. Обязательственные, корпоративные и исключительные имущественные права не нуждаются в дополнительном специальном обособлении и могут передаваться в доверительное управление, если, конечно, это не противоречит их существу (очевидна, например, невозможность передачи в доверительное управление правомочий покупателя или продавца, поверенного или агента, прав участника полного товарищества и т.п.).

Не могут становиться самостоятельным объектом доверительного управления наличные деньги (п. 2 ст. 1013 ГК). Они обычно не относятся к индивидуально-определенным вещам, а при их использовании в имущественном обороте право собственности на соответствующие купюры неизбежно утрачивается и они не могут быть возвращены собственнику по окончании срока договора (тем более что последнего обычно интересует не возврат тех же купюр, а получение большего, чем первоначальный, номинала).

По этой очевидной причине не может быть признана разновидностью доверительного управления деятельность управляющих компаний паевых инвестиционных фондов, которые «инвестируют» денежные средства своих вкладчиков в ценные бумаги, недвижимость, банковские депозиты и иное имущество, т.е. не управляют ими на основе договора доверительного управления, а отчуждают их на основе договоров купли-продажи, займа, банковского вклада и др.*(120) Сказанное относится и к «доверительному управлению деньгами», в том числе наличными, объявленными «средствами инвестирования в ценные бумаги» либо находящимися в составе «общих фондов банковского управления»*(121). Использование денег в имущественном обороте с целью их преумножения осуществляется в других гражданско-правовых формах, прежде всего договорах займа и кредита, банковского вклада, но не доверительного управления*(122).

Вместе с тем в доверительное управление при определенных условиях могут быть переданы числящиеся на банковском счете (и тем самым юридически обособленные) безналичные денежные средства, как известно представляющие собой обязательственное право требования клиента к банку. В этом смысле можно говорить о доверительном управлении банковским счетом или банковским вкладом*(123). Иначе говоря, речь здесь также идет о доверительном управлении имущественными правами.

Поскольку унитарные предприятия и учреждения не могут быть участниками отношений доверительного управления, объектом доверительного управления не может стать и закрепленное за ними на праве хозяйственного ведения или оперативного управления имущество собственника. Кредитные организации лишены права передавать свое имущество в доверительное управление другим кредитным организациям*(124).

Вместе с тем в доверительное управление может быть передано имущество, находящееся в залоге (например, обремененная ипотекой недвижимость), поскольку залогодатель остается его собственником и сохраняет возможности распоряжения им. Более того, привлечение к управлению таким имуществом профессионального управляющего может существенно повысить эффективность его использования и помочь залогодателю (учредителю управления) выполнить свои обязательства перед залоговым кредитором*(125).

Но доверительный управляющий должен быть предупрежден учредителем об обременении имущества залогом, поскольку такое имущество может стать объектом взыскания со стороны залогодержателя и потому подлежать изъятию из доверительного управления (п. 2 ст. 1019 ГК). Он и сам может узнать об этом, проверяя правовой режим передаваемого в управление имущества. Если же управляющий не знал и не должен был знать о таком обременении имущества, он вправе в судебном порядке расторгнуть договор доверительного управления и взыскать с учредителя годовое вознаграждение.

_ 2. Содержание и исполнение договора доверительного управления имуществом

1. Понятие и содержание договора доверительного управления

2. Исполнение договора доверительного управления

3. Прекращение договора доверительного управления

Статья 1013. Объект доверительного управления

1. Объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество.

2. Не могут быть самостоятельным объектом доверительного управления деньги, за исключением случаев, предусмотренных законом.

3. Имущество, находящееся в хозяйственном ведении или оперативном управлении, не может быть передано в доверительное управление. Передача в доверительное управление имущества, находившегося в хозяйственном ведении или оперативном управлении, возможна только после ликвидации юридического лица, в хозяйственном ведении или оперативном управлении которого имущество находилось, либо прекращения права хозяйственного ведения или оперативного управления имуществом и поступления его во владение собственника по иным предусмотренным законом основаниям.

Комментарий к статье 1013 Гражданского Кодекса РФ

1. Пунктом 1 коммент. ст. установлен открытый перечень имущества, которое может передаваться в доверительное управление. Вместе с тем очевидно, что если имущество является необоротоспособным, то оно не может быть передано в доверительное управление. В тех же случаях, когда имущество в силу закона ограничено в оборотоспособности, его использование по договору доверительного управления возможно только в тех пределах, которые определены его целевым назначением. Так, земельные участки сельскохозяйственного назначения, передаваемые в доверительное управление, могут использоваться только в тех пределах, которые очерчены законом.

2. Законодатель посчитал необходимым указать на некоторые виды имущества, которые могут быть переданы в доверительное управление.

Особенности передачи недвижимости в доверительное управление определяются ценностью этого имущества, а также особенностями организации его оборота. В нормах, регулирующих передачу недвижимого имущества в доверительное управление, законодатель устанавливает особенности такой передачи, опираясь главным образом на те специальные правила, которые установлены в отношении оборота недвижимости. Так, договор доверительного управления недвижимостью должен быть заключен в той форме, которая предусмотрена для договора продажи недвижимости. Соответствующие правила установлены ст. 550 ГК, согласно которой такой договор заключается в письменной форме путем составления единого документа, подписанного сторонами. Помимо этого, передача недвижимости в доверительное управление подлежит государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Порядок регистрации установлен тот же, что и для перехода права собственности на недвижимое имущество. Государственная регистрация производится как при передаче недвижимости доверительному управляющему, так и при последующем распоряжении этим имуществом доверительным управляющим. В соответствии со ст. 30 Закона о государственной регистрации любые права на недвижимое имущество, связанные с распоряжением им на условиях доверительного управления, должны регистрироваться только на основании документов, определяющих такие отношения. В случае если указанные требования о форме договора доверительного управления и государственной регистрации передачи недвижимости не были соблюдены, то договор считается недействительным с последствиями, предусмотренными ст. 167 ГК.

Это интересно:  К чему привело исполнение их просьбы

Ограничения для передачи некоторых категорий недвижимого имущества в доверительное управление вытекают из соображений публично-правового характера, установленных в отношении этого имущества. Так, согласно п. 1 ст. 260 ГК лица, имеющие в собственности земельный участок, вправе распоряжаться им постольку, поскольку соответствующие земли на основании закона не исключены из оборота или не ограничены в обороте.

Поскольку недвижимость как объект гражданского оборота обладает повышенной ценностью для его собственников, в законодательстве установлены строгие меры, касающиеся правомочий доверительного управляющего, которому такое имущество передается в управление. Так, распоряжение доверительным управляющим недвижимостью, переданной в управление, допустимо только в том случае, если это прямо предусмотрено договором доверительного управления (п. 1 ст. 1020 ГК).

3. Действующее законодательство не содержит дефиниции понятия «имущественный комплекс». Вместе с тем этот термин используется в различных сферах регулирования, в том числе и в отношениях, связанных с передачей имущества в доверительное управление.

Собственно, вся совокупность имущества, передаваемого в доверительное управление, может быть представлена как имущественный комплекс. Однако такой имущественный комплекс может и не иметь единой технологически-производственной связанности. Главное, что в данном случае объединяет все элементы (возможно, весьма разнородные) этого комплекса имущества, — это его принадлежность учредителю и возможность целевого использования для удовлетворения интересов учредителя управления или бенефициара.

В качестве объектов доверительного управления имущественные комплексы рассматриваются в самых различных сферах экономической деятельности, примерами которых могут служить паевой инвестиционный фонд, наследственная масса, предприятие и т.д.

5. В законе содержится специальное указание на то, что имущество, которое находится в хозяйственном ведении или оперативном управлении, не может быть передано в доверительное управление. Это правило вполне объяснимо. Право хозяйственного ведения (оперативного управления) и права, вытекающие из договора доверительного управления, не совместимы друг с другом, поскольку исключают возможность одновременного осуществления правомочий владения, пользования и распоряжения соответствующим имуществом. В том же случае, если собственник имущества, находящегося в хозяйственном ведении (оперативном управлении), намерен передать это имущество в доверительное управление, он должен либо упразднить юридическое лицо, в хозяйственном ведении (оперативном управлении) которого находилось имущество, либо прекратить право хозяйственного ведения или оперативного управления на это имущество в порядке, установленном законом.

Объекты доверительного управления имуществом по основаниям

По общему правилу объектом доверительного управления может быть как все имущество, так и его определенная часть (отдельные вещи или права). Но в этом качестве способно выступать отнюдь не любое имущество. В соответствии с пунктом 1 статьи 1013 ГК РФ объектами доверительно управления могут являться: отдельные объекты недвижимости, включая предприятия и иные имущественные комплексы; ценные бумаги; права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами; исключительные права; а также иное имущество (движимые вещи и права требования или пользования) при возможности его обособления и учета на отдельном балансе или банковском счете (п. 1 ст. 1018 ГК РФ).

Всякое имущество, передаваемое в доверительное управление, должно отвечать некоторым общим требованиям.

Во-первых, по мнению В.А. Дозорцева, это может быть только индивидуально определенное имущество, а никак не имущество, определяемое родовыми признаками. Только индивидуально определенное имущество может быть объектом права собственности, лишь на него может сохраняться право собственности и именно оно может быть возвращено учредителю или выгодоприобретателю по прекращении доверительного управления.

Вместе с тем, как отмечает А.П. Иншев, точка зрения относительно невозможности передачи в доверительное управление имущества, определенного родовыми признаками, весьма спорна. При учреждении доверительного управления переданное имущество обособляется не только от имущества собственника, но и от прочего имущества доверительного управляющего. Имущество, определенное родовыми признаками, не смешивается с имуществом доверительного управляющего, а отражается на отдельном балансе, что позволяет говорить о том, что оно поступает непосредственно в собственность выгодоприобретателя.

Существо доверительного управления не допускает возможности смешения находящегося в управлении имущества с имуществом самого управляющего. В ином случае неизбежными стали бы различные недоразумения и даже злоупотребления: смешивались бы не только доходы от использования такого имущества, но и возникающие при этом права и обязанности, а имущество, находящееся в управлении, могло бы стать объектом взыскания кредиторов по личным долгам управляющего.

Во-вторых, передаваемое в доверительное управление имущество не должно быть изъято из гражданского оборота.

В-третьих, в доверительное управление не может передаваться имущество, в отношении которого установлено право хозяйственного ведения или оперативного управления.

Доверительное управление отдельными объектами имеет свои особенности. В случае управления имущественным комплексом объектом договора может стать даже имущество, не существующее в момент заключения договора, например произведенная в будущем продукция, плоды и доходы от переданного в доверительное управление имущественного комплекса.

Имущественные комплексы могут выделяться по разным признакам. Это могут быть комплексы, на базе которых можно осуществлять хозяйственную деятельность. Среди таких комплексов на первом месте стоят предприятия, в состав которых в соответствии с абзацем 2 пункта 2 статьи 132 ГК РФ входят здания, сооружения, земельные участки, иные вещи, а также права требования, долги и исключительные права. Такие предприятия в целом признаются недвижимостью, поэтому их передача в управление подлежит письменному удостоверению и государственной регистрации (ст. 131 ГК РФ).

Предприятие представляет собой имущество в широком смысле слова, т.е. не одни только вещи или права, но и обязательства, связанные с использованием этих вещей. Совершение действий по доверительному управлению предприятием означает для управляющего право владеть и пользоваться указанными вещами, предъявлять к исполнению права требования, отвечать имуществом предприятия по долгам, связанным с управлением предприятием, а также возникшим до учреждения управления. Согласно п.1 ст. 1020 ГК РФ, управляющий вправе распорядиться всем предприятием в целом (как объектом недвижимости) только в случаях, предусмотренных договором доверительного управления.

К имущественным комплексам, по мнению В.А. Дозорцева, относится и все имущество, входящее в наследственную массу. В этом случае документируется обособление каждого отдельного имущественного объекта. Поэтому в случае комплексов в состав их имущества могут входить любые объекты, даже те, которые обособленно не могут находиться в доверительном управлении. Обособление и его документирование здесь производятся во всех случаях.

Называя в качестве возможных объектов доверительного управления отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, законодатель, видимо, имел в виду, что в отличие от других объектов, перечисленных в п. 1 ст. 1013 ГК РФ, которые передаются в доверительное управление в качестве комплексов, пакетов, недвижимость может передаваться в доверительное управление и как отдельно стоящий (единственный) объект недвижимого имущества, например здание, сооружение или земельный участок.

Отличительной чертой правового регулирования таких объектов недвижимости, как земля, участки недр, водные объекты, является определяющее значение публично-правового регулирования. Именно публично-правовые акты решают вопрос о возможности участия названных объектов в имущественном обороте и о степени такого участия. Данное обстоятельство учитывается и Гражданским кодексом Российской Федерации, согласно которому земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах (п. 3 ст. 129 ГК РФ).

И только в том случае, если земля, участки недр и обособленные водные объекты допущены публично-правовыми актами к участию в имущественном обороте, они признаются гражданским законодательством оборотоспособными и на них распространяется гражданско-правовое регулирование. Следовательно, только в этом случае возможна и передача названных объектов недвижимости в доверительное управление.

К примеру, в соответствии с п. 1 ст. 260 ГК РФ лица, имеющие в собственности земельный участок, вправе передавать его, отдавать в залог или сдавать в аренду либо распоряжаться им иным образом постольку, поскольку соответствующие земли на основании закона не исключены из оборота или не ограничены в обороте. В частности, земельные участки и находящееся на них недвижимое имущество могут предоставляться их собственниками другим лицам в постоянное или срочное пользование (а стало быть, и в доверительное управление). Вместе с тем особенностью доверительного управления земельными участками является то, что использование некоторых категорий земель (например, сельскохозяйственного назначения) возможно лишь в пределах, определяемых их целевым назначением (п. 1 ст. 264, п. 2 ст. 260 ГК РФ).

Это интересно:  Расчет сверхурочных часов при окладе

Земельный участок как объект гражданских правоотношений имеет свои особенности, которые установлены земельным законодательством РФ. В соответствии со ст. 261 ГК РФ земельный участок как объект прав должен иметь территориальные границы установленные в соответствии с земельным законодательством. Согласно п. 2 ст. 6 Земельного кодекса РФ земельный участок как объект земельных отношений — часть поверхности земли, границы которой описаны и удостоверены в установленном порядке.

Для целей описания и индивидуализации земельных участков проводится государственный кадастровый учет земельных участков, в результате которого участку присваивается кадастровый номер. Регулирование процедуры проведения государственного кадастрового учета осуществляется Федеральным законом от 02.01.2000 № 28-ФЗ «О государственном земельном кадастре». Согласно ст. 19 указанного закона для проведения кадастрового учета заинтересованные правообладатели земельных участков подают в органы, осуществляющие деятельность по ведению государственного земельного кадастра, заявки, правоустанавливающие документы на земельные участки и документы о межевании земельных участков.

Проведение государственного кадастрового учета участков включает составление описаний земельных участков в Едином государственном реестре земель, присвоение кадастровых номеров участкам, изготовление кадастровых карт (планов) и формирование кадастровых дел.

Для передачи земельного участка в доверительное управление как самостоятельного объекта управления, а также в составе имущественного комплекса (например, предприятия) необходимо, чтобы в договоре были установлены следующие положения: «В состав управляемого имущества на момент передачи управляющему входит земельный участок с кадастровым номером, площадью, имеющий адресные ориентиры:

— Границы участка установлены в натуре (на местности) и закреплены межевыми знаками. План границ земельного участка и план земельного участка являются составной и неотъемлемой частью договора». К договору должен быть приложен план земельного участка с описанием его границ и их удостоверением. Таким образом, в договоре доверительного управления имуществом будет определено существенное условие об объекте, а именно: четко определены данные, позволяющие установить земельный участок, который передается в доверительное управление.

Особое место среди движимого имущества занимают ценные бумаги, которые могут иметь документарную или бездокументарную форму.

Как правильно отмечает В.А. Дозорцев, «для ценной бумаги существенное значение имеет не ее вещественный характер. Важно, что она выражает определенные права и закрепляет их в объективной форме, притом осуществление их без подтверждения в этой форме не допускается. Поэтому специальные правила о передаче в доверительное управление ценных бумаг применяются и к правам, удостоверенным бездокументарными ценными бумагами».

Специальные правила о доверительном управлении ценными бумагами, содержащиеся в ГК (ст. 1025), сводятся к тому, что при передаче в доверительное управление ценных бумаг может быть предусмотрено объединение ценных бумаг, передаваемых в управление разными лицами, и что правомочия доверительного управляющего по распоряжению ценными бумагами должны быть определены в договоре доверительного управления (видимо, в качестве дополнительного существенного условия). Иные особенности доверительного управления ценными бумагами определяются законом.

До сих пор не принят закон, который регулировал бы правоотношения, связанные с доверительным управлением ценными бумагами. Некоторые особые правила установлены Федеральным законом «О рынке ценных бумаг». В частности, в названном Законе (ст. 5) несколько расширено понятие объектов доверительного управления ценными бумагами: к их числу отнесены не только сами ценные бумаги, но и денежные средства, предназначенные для инвестирования в ценные бумаги, а также денежные средства и ценные бумаги, приобретаемые в процессе управления ценными бумагами.

Конструкция доверительного управления в первую очередь ориентирована на доверительное управление индивидуально-определенным имуществом. Доверительное управление ценными бумагами вследствие отсутствия специального закона наталкивается на массу противоречий и трудностей в практическом применении. Следует закономерный вывод, что принятие закона о доверительном управлении ценными бумагами диктуется как практикой, так и Гражданским кодексом РФ (ст. 1025).

Единственный вид имущественных ценностей, для которого закон прямо устанавливает исключение, предусматривая, что он не может быть самостоятельным объектом доверительного управления, — это деньги (п. 2 ст. 1013 ГК РФ). Они могут находиться в доверительном управлении, например, в составе имущественного комплекса, при этом доверительный управляющий открывает для них отдельный банковский счет (п. 1 ст. 1018 ГК РФ). Согласно общему правилу, имущество, приобретенное за счет этих средств, переходит в состав имущества, переданного в доверительное управление.

В науке гражданского права преобладает мнение о том, что денежные средства в безналичной форме представляют собой обязательственное право требования, которое может быть объектом имущественного оборота и даже включаться в состав имущества, воплощая в себе некую товарную (экономическую) ценность. Таким образом, речь идет об управлении имущественными правами.

Заключая договор доверительного управления, учредитель передает доверительному управляющему определенную денежную сумму с тем, чтобы последний по своему усмотрению совершал с этими средствами различные действия, направленные на увеличение их стоимости. Такими действиями может быть покупка ценных бумаг, валютных ценностей, размещение денежных средств в различных инвестиционных институтах.

В юридической литературе встречается иное мнение по поводу доверительного управления денежными средствами. По мнению В.А. Дозорцева, существуют юридико-технические факторы, исключающие возможность доверительного управления деньгами как самостоятельным, отдельным объектом. Как отмечается в его работе, в доверительное управление могут передаваться только индивидуально определенные объекты (выше была отмечена спорность данной позиции). Право собственности на них сохраняется за учредителем, по прекращении доверительного управления именно они возвращаются учредителю. Эти признаки составляют неотъемлемую черту доверительного управления, без них не может быть правового режима доверительного управления. А деньги (если, разумеется, речь не идет о конкретных денежных знаках) являются родовым объектом. Их смысл заключается в заменяемости денег как вещей. Поэтому деньги нельзя сделать отдельным объектом доверительного управления. В составе комплекса они представляют собой промежуточный этап как средство управления этим комплексом и его результат, а самозначимыми в доверительном управлении они быть не могут.

Необходимо отметить, что точка зрения, выраженная В.А. Дозорцевым, не разделяется некоторыми авторами. Наоборот, наблюдается тенденция к признанию денежных средств, в качестве самостоятельного объекта управления.

В доверительное управление может быть передано имущество, находящееся в залоге (например, обремененная ипотекой недвижимость), поскольку залогодатель остается его собственником и сохраняет возможность распоряжения им. Как отмечает Е.А Суханов, привлечение к управлению таким имуществом профессионального управляющего может существенно повысить эффективность его использования и помочь залогодателю выполнить свои обязательства перед залоговым кредитором.

Доверительный управляющий должен быть предупрежден учредителем об обременении имущества залогом, поскольку такое имущество может стать объектом взыскания со стороны залогодержателя и потому быть изъято из доверительного управления. Доверительный управляющий и сам может узнать о залоге передаваемого в управление имущества, проверяя его правовой режим. Если же управляющий не знал и не должен был знать о таком обременении имущества, он вправе в судебном порядке расторгнуть договор доверительного управления и взыскать с учредителя годовое вознаграждение (ст. 1019 ГК РФ).

Могут ли быть самостоятельным объектом доверительного управления денежные требования?

Безусловно, ФАС ПО прав, когда подчеркивает разницу между собственно деньгами и правом требования денег: последнее — далеко не то же самое, что первые. Но из этого вовсе не следует, что денежные требования автоматически могут быть объектом доверительного управления: правила, согласно которому объектом доверительного управления может быть все, кроме денег (а стало быть, раз не деньги — значит «объект»), в законодательстве не содержится. Кроме того, не нужно забывать, что объектом доверительного управления — процесса осуществления чужих прав — являются все-таки не сами деньги, а право собственности на них; на вопрос, поставленный таким образом, начинает маячить иной ответ: если уж право собственности на деньги не может быть объектом доверительного управления, то право требования денег, по всей видимости, тем паче таким объектом быть не может! Выходит, позиция, занятая ФАС ПО, при всей своей внешней убедительности, не идет именно дальше своей внешности, т.е. чисто формального противопоставления друг другу денег и их требований.

Гораздо больше нам импонирует позиция, занятая ФАС МО. Доверительное управление — не однократный акт, но деятельность, длящаяся в продолжение определенного периода времени. С точки зрения технологии своего осуществления денежные требования бывают различными: 1) осуществляемыми актом однократного требования и 2) требования, которые осуществляются актами многократными (последние еще нередко называют требованиями из длящихся правоотношений). К первой категории требований относится, в частности, требование продавца к покупателю по договору купли-продажи о единовременной уплате полной суммы покупной цены или заимодавца к заемщику о возврате займа; ко второй — периодические требования арендодателя к арендатору об уплате арендной платы или заимодавца к заемщику об уплате периодических процентных платежей за пользование суммой займа. Необходимо также помнить, что любые денежные требования, в том числе из длящихся правоотношений, могут поменять своего обладателя в результате однократного распорядительного акта — акта цессии или уступки. Возможны, однако, и однократные распорядительные акты, которые сами по себе не приводят к смене обладателя денежного требования, например, их обременение при так называемом залоге прав. Ясно, что понятие однократного распорядительного акта (одного отдельно взятого единичного действия), влекущего прекращение субъективного права или его исключение из числа элементов комплекса, находящегося в доверительном управлении (однократное извлечение из права всей его стоимости) — будь то акт осуществления требования или его отчуждения — несовместимо по своей сути с понятием деятельности (процесса, состоящего из множества единичных, однотипных или, напротив, содержательно разнообразных действий и приводящих к постепенному извлечению стоимости из субъективного права). Следовательно, обсуждаемый вопрос должен иметь следующий ответ: денежные требования (да и всякие другие субъективные права) могут быть объектами доверительного управления ровно настолько, насколько их природа допускает осуществление управляющим с ними длящейся деятельности (управления). Иными словами, требования должны быть подобны непотребляемым вещам — они должны переносить свою стоимость на результаты использования постепенно.

Это интересно:  Смета расходов на проведение мероприятия

Сказанное не означает, что доверительный управляющий не способен к совершению в отношении находящихся в его управлении требований распорядительных актов, которые приводили бы к их прекращению или отчуждению. Их совершение вполне возможно и естественно, с тем, однако, условием, что 1) такие акты не должны быть единственно возможными (как это, собственно, и было в рассмотренном выше деле ФАС МО с договором доверительного управления денежным требованием по исполнительному листу) и 2) они не должны приводить к прекращению существования имущественного комплекса — объекта доверительного управления. Поэтому нельзя считать договором доверительного управления такой договор, объект которого хотя и допускает его постепенное употребление, но из содержания или существа договора вытекает намерение сторон не осуществлять в отношении этого объекта сколько-нибудь продолжительной текущей деятельности, но ограничиться актом однократного распоряжения таким объектом.

Может ли имущество, закрепленное на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, быть передано в доверительное управление не его собственником, а обладателем соответствующего ограниченного вещного права?

2. При всем внешнем правдоподобии подобных рассуждений их довольно сложно назвать правильными. Обращение к п. 3 ст. 1013 ГК, запрещающему передачу в доверительное управление имущества, обремененного «широким» вещным правом — правом хозяйственного ведения или оперативного управления — позволяет установить, что содержащееся в нем запрещение направлено на защиту обладателей ограниченных вещных прав и, стало быть, адресовано только собственнику данного имущества. Цель п. 3 ст. 1013 ГК — исключить возникновение ситуаций, в которых собственник мог бы под видом передачи имущества созданных им унитарных предприятий и учреждений в доверительное управление фактически изымать без каких бы то ни было оснований и объяснений у последних это имущество*(781). Помимо того, что при таком изъятии страдали бы интересы организаций — обладателей ограниченных вещных прав, оно также ставило бы под угрозу перспективу удовлетворения текущих требований кредиторов и провоцировало бы ликвидацию соответствующей организации по мотиву несостоятельности (п. 2 ст. 1019 ГК). Следовательно, к вопросу о том, может ли имущество, закрепленное на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, передаваться в доверительное управление не его собственником, а самим обладателем соответствующего ограниченного вещного права (унитарным предприятием или учреждением) либо собственником с согласия обладателя такого права, п. 3 ст. 1013 ГК не имеет никакого отношения. С тем же успехом можно было бы мотивировать отрицательный ответ со ссылкой на любую другую норму ГК, ибо ни одна из них ничего по его существу не говорит.

Не спасает положения и ст. 1014 ГК, содержащая, казалось бы, вполне ясную норму о том, что «учредителем доверительного управления является собственник имущества». Во-первых, в этой статье нет указания типа «. только собственник. «, подобно тому, как нет подобных уточнений, скажем, в определении договора купли-продажи (продавец обязуется передать имущество только в собственность покупателя). Если последнее обстоятельство делает вполне возможным существование договоров купли-продажи с участием на стороне покупателей унитарных предприятий и учреждений, т.е. субъектов ограниченных вещных прав*(782) — то что мешает сделать то же самое в случае с учреждением доверительного управления? Во-вторых, из дальнейшего текста нормы («. а в случаях, предусмотренных статьей 1026 настоящего Кодекса, другое лицо») становится ясно, что лицо, обозначенное здесь словом «собственник», не обозначает понятия, противопоставленного «всем иным лицам» (не собственникам), но имеет целью лишь наименование (условное обозначение) одной из категорий лиц, в правоспособность которых входит возможность учреждения доверительного управления. Для чего потребовалось такое обозначение? Для того, чтобы подчеркнуть, что существует категория лиц, которые способны учреждать доверительное управление исключительно и независимо от воли посторонних лиц и действия посторонних обстоятельств, т.е. способны к этому во всяком случае, свободны в определении субъектов, объектов и условий управления. Этой категории противопоставлен определенный исчерпывающим (и к тому же весьма узким) перечнем круг иных лиц: таковые вправе учреждать доверительное управление только и исключительно в случаях с участием субъектов, в отношении объектов и на условиях, прямо предусмотренных ГК (см. ст. 1026 ГК).

Из п. 3 ст. 1013 ГК хорошо видно, что законодатель считает необходимым условием признания за субъектом способности к передаче имущества в доверительное управление отнюдь не наличие у него права собственности на это имущество. Как раз наоборот, указанная норма прямо демонстрирует обратное, трактуя о тех случаях, когда доверительное управление не может учредить даже собственник. Чем же, в таком случае, предопределяется наличие у лица способности быть учредителем доверительного управления? Из заключительных слов названной нормы видно, что такая способность возвращается к собственнику «. только после ликвидации юридического лица, в хозяйственном ведении или оперативном управлении которого имущество находилось, либо прекращения права хозяйственного ведения или оперативного управления имуществом и поступления его во владение собственника по иным предусмотренным законом основаниям». Фактическое владение — вот основная предпосылка учреждения доверительного управления. Почему именно оно? Потому, что договор доверительного управления по действующему ГК — договор реальный; не владея имуществом — объектом будущего управления, его невозможно в это управление передать; не передав же имущества, невозможно заключить реального договора. В нормальной ситуации, т.е. когда имуществом, закрепленным за организацией на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, владеет сама эта организация — обладатель соответствующего права, возможность учреждения доверительного управления таким имуществом только ей и может принадлежать! — только фактическому владельцу и никому другому!

Наконец, категорический запрет учреждения доверительного управления, адресованный субъектам ограниченных вещных прав, не имеет ровно никакого практического смысла. Что делать, например, унитарному предприятию, не имеющему средств на реконструкцию и эксплуатацию какого-нибудь отдаленного (вынесенного за пределы основного места нахождения) или нерентабельного производства? Конечно, его можно было бы продать, но поскольку в его состав (почти наверняка) будет входить недвижимое имущество, для этого потребуется согласие собственника, которого тот, по тем или иным причинам (не всегда рациональным), может и не дать. Изъять такое имущество собственник не может; «всучить» таковое обратно собственнику, «исключив» его из своего хозяйственного ведения, не в состоянии само унитарное предприятие; не предусматривает закон и каких-либо соглашений собственника с созданным им унитарным предприятием об изменении состава имущества, переданного в хозяйственное ведение. Подозреваем, что молчание закона в данном случае должно быть истолковано именно как запрет, но не молчаливое разрешение, ибо, допустив подобные соглашения, мы полностью лишим кредиторов унитарных предприятий возможности удовлетворить какие-то свои требования к таковым. В итоге старый, требующий значительных финансовых вложений для простого поддержания текущей деятельности, низкорентабельный, а то и прямо убыточный «актив» будет висеть на всем остальном предприятии, лишь затрудняя остальную его деятельность и ухудшая финансовые показатели, в течение всей его «жизни». Какой в этом смысл? Думается, что в описанной ситуации, а также иных случаях, когда субъект права хозяйственного ведения или оперативного управления не имеет возможности самостоятельно и эффективно эксплуатировать то или другое предприятие, было бы вполне целесообразным передать таковое в доверительное управление.

Статья написана по материалам сайтов: www.gk-rf.ru, superinf.ru, lektsii.org.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector