Особенности приказной системы управления

Приказы — органы центрального государственного управления в Москве, заведовавшие особым родом государственных дел или отдельными областями государства. Приказы назывались иначе палатами, избами, дворами, дворцами, третями или четвертями.

По мнению В.И.Сергеевича, приказы как государственные учреждения возникли непроизвольно: какому-нибудь лицу, или нескольким, поручается ведение некоторых дел, «приказывается» ведать этими делами — и возникает приказ, который иногда даже называется именем человека, кому приказано, например «Приказ (четь) дьяка Варфоломея».

Название избы и приказа употреблялось сначала смешано, но затем за известными органами управления утвердилось название приказов, за другими — изб.

Название палата было более почётным, чем изба. Дворами и дворцами назывались органы управления, заведовавшие преимущественно хозяйственной частью; иногда, впрочем, этим именем назывались и те органы управления, которые ведали отдельными областями государства. Названия палата, двор, дворец заимствованы от помещений.

Происхождение названий трети и четверти стоит в связи с делением государства при Иоанне III на три части, при Иоанне IV — на четыре. Впоследствии название четверти стало присваиваться и другим приказам.

Слово приказ в смысле учреждения в первый раз встречается в 1512 году, в грамоте великого князя Василия Иоанновича Владимирскому Успенскому монастырю.

Ко времени Ивана III относится появление приказов разрядного, холопьего, житного, Большого двора, казённого, постельного, конюшенного, а также приказов для управления отдельных княжеств и земель, приобретенных Иоанном III, и, наконец, приказов, которые позже носили название четвертей. Причем, наименование Большой приказ возможно, принадлежало приказам, заведовавшим делами собственно Московского Великого княжества, то есть земель, наследованных Иоанном III от своего отца, в противоположность приказам, которые, заведуя делами только отдельных княжеств, носили название от этих княжеств.

Судебник 1550г. устанавливает систему приказного управления, основной каркас которой сохраняется до конца XVII в. Учреждаются приказы, обеспечивающие основные государственные нужды:

  • · Челобитный,
  • · Посольский,
  • · Поместный,
  • · Стрелецкий,
  • · Пушкарский,
  • · Бронный,
  • · Разбойный,
  • · Печатный,
  • · Сокольничий,
  • · Земские приказы,

а также четверти:

Переход к приказной системе управления (от дворцово-вотчинной системы) завершился в середине XVI в. В период ее становления ведущая роль принадлежала военно-административным приказам. Шла реорганизация армии, основу которой отныне составляла дворянская конница и стрельцы. Стрелецкие формирования были созданы в результате реформы, проведенной Иваном IV. (Необходимость в них возникла в связи дальнейшим развитием и совершенствованием огнестрельного оружия).

Для управления стрелецким войском был создан специальный приказ. Формированию новой организации Русского государства сопротивлялись крупные бояре-землевладельцы, которые привыкли участвовать в походах со своими полками и занимать места в сражении по своему желанию: где захотел, там и встал со своим полком. Царское законодательство распространило принцип обязательной военной службы на все разряды феодалов. Всем помещикам и вотчинникам предписывалось являться на место сбора с оружием и со своими людьми. В отличие от Западной Европы, где вооруженные силы в период средневековья формировались главным образом из наемников, российская армия состояла из подданных.

К лицам, обязанным нести службу, относились служилые люди по отечеству» (князья, бояре, дворяне, дети боярские) и «служилые люди по прибору» (стрельцы, городовые казаки, пушкари и др.). Личным составом боярской и дворянской конницы ведал Разрядный приказ, который регистрировал все случаи назначения на должности, перемещений по службе. Назначения на должности осуществлялись в соответствии с принципом местничества (по родовитости, знатности). Поместными земельными владениями служилых дворян ведал Поместный приказ, который следил за тем, чтобы они получали поместные земли за военную службу в соответствии с установленными нормами. Казачьими войсками ведал Казачий приказ.

Появились в это время и специальные территориальные приказы, ведавшие делами тех территорий, которые недавно были присоединены к России. К ним относились Казанский и Сибирский приказы. В дальнейшем стал функционировать и Малороссийский приказ (по делам Украины). В период сословно-представительной монархии возникает зародыш центрального полицейского органа. Вначале действовала комиссия Боярской думы по разбойным делам, затем создается особый Разбойный приказ, который разрабатывал для местных органов наказы по вопросам борьбы с общеуголовной преступностью и назначал на места соответствующих должностных лиц.

Обслуживанием личных потребностей царя и членов его семьи ведали дворцовые приказы. К ним относились: приказ Большого дворца (управлял дворцовыми землями), Конюшенный (ведал царской конюшней), Ловчий и Сокольничий приказы (организация охоты), Постельничий (ведал царскими покоями) и др. Должности руководителей этих приказов считались самыми важными и почетными; в соответствии с принципом местничества их могли занимать наиболее родовитые бояре.

При Иване IV дворяне и дети боярские получили привилегию — взывать к суду самого царя. В связи с этим был создан специальный Челобитный приказ.

В деятельности Российского государства большое значение имел Посольский приказ, который ведал внешнеполитическими вопросами. До его возникновения этими вопросами занимались многие органы. Отсутствие единого посольского центра создавало немалые неудобства. Непосредственное участие Боярской думы во внешнеполитических делах представлялось нецелесообразным. В этих делах должны были принимать участие ограниченное число лиц, чтобы избежать разглашения государственной тайны. Царь считал, что все основные вопросы внешней политики должен решить лично он. Помогать в этом были призваны начальник Посольского приказа и небольшое число приказных.Основные обязанности Посольского приказа состояли в том, чтобы вести переговоры с представителями иностранных государств. Эту функцию непосредственно выполнял сам начальник приказа.

В приказе вырабатывались важнейшие документы, в которых обосновывалась позиция Российского государства по различным внешнеполитическим вопросам. Кроме того, он решал пограничные конфликты, занимался обменом пленных и пр. Появление Посольского приказа привело к снижению роли Боярской думы в области внешней политики. Царь редко с ней советовался, предпочитая полагаться на мнение Посольского приказа.

Во второй половине XVI в. возникает специальное центральное учреждение, ведавшее делами о холопах. Раньше этим занимались местные органы управления и Казенный приказ, который выполнял одновременно множество других функций. В связи с распространением кабального холопства возникает потребность в специальном органе. Главная обязанность Холопьего приказа заключалась в регистрации кабальных записей в особых книгах. Кроме того, он рассматривал иски по делам о беглых холопах.

Система судебных приказов возникает в конце XVII в. (Московский, Владимирский, Дмитровский и др.), которые выполняли функции высших судебных органов. В дальнейшем эти приказы, а также Челобитный слились в единый Судебный приказ.

На протяжении XVII в. функционировало в общей сложности свыше 80 приказов, из которых к концу столетия сохранилось немногим более 40. Одни приказы упразднялись, другие создавались — по мере появления потребности в управлении новыми отраслями. Так, создание полков нового строя вызвало появление Рейтарского приказа, а воссоединение Украины с Россией сопровождалось созданием Малороссийского приказа, возвращение смоленских земель — Смоленского приказа и т.д. Это был естественный процесс, отражавший усложнение социально-экономической и политической структуры общества.

Приказная система управления

В середине XVI в. в России завершился переход от дворцово-вотчинной к приказной системе управления — сложилась разветвленная сеть приказов. Перерастание дворцово-вотчинной системы в приказную было показателем централизации Российского государства, так как дворцовые органы, ведавшие ранее лишь княжеским доменом, теперь становились учреждениями, руководящими всем громадным Русским государством. Приказы — это учреждения, ведавшие отраслями государственного управления или отдельными регионами страны. Первые приказы появились еще до реформы Ивана IV, когда функции управления теми или иными вопросами стали поручаться (приказываться) боярам. К середине XVI в. в стране существовало около 20 приказов.

Ведущая роль в период становления приказной системы принадлежала военно-административным приказам. В числе реформ, проведенных Иваном IV, была военная реформа, реорганизовавшая армию. Основу русской армии составили дворянская конница и стрельцы. Необходимость в стрелецком войске возникла в связи с развитием и совершенствованием огнестрельного оружия. Создание постоянного стрелецкого войска явилось большим шагом вперед в организации военных сил России. Первоначально стрельцов было три тысячи. Для управления стрельцами был создан специальный Стрелецкий приказ. Военная реформа предусматривала усиление артиллерии (для ее управления создан Пушкарский приказ), наем в русскую армию иностранцев привел к созданию Иноземного приказа. Для несения пограничной службы стали привлекать казачество — возник Казачий приказ, ведавший казачьими войсками. Личным составом боярской и дворянской конницы ведал созданный в начале XVI в. Разрядный приказ, фиксировавший все назначения на службу, перемещения в должностях на основе принципа местничества, т.е. родовитости и знатности. Поместный приказ ведал поместными земельными владениями служилых дворян. В его функции входил контроль по обеспечению дворян поместными землями за военную службу в соответствии с установленными нормами.

В это же время появились специальные территориальные приказы, в ведении которых находилось управление территориями, присоединенными к России или осваиваемыми (Казанский приказ).

В период сословно-представительной монархии возник в России зародыш центрального полицейского органа. Сначала это была Боярская дума по разбойным делам, а затем Разбойный приказ, в компетенцию которого входила разработка для местных органов наказов по борьбе с общеуголовными преступлениями и назначение на места соответствующих должностных лиц. Этот приказ уже в середине XVI в. возглавил систему полицейско-сыскных органов. В данном приказе утверждались на должности губные старосты, целовальники и дьяки, приговоры губных изб; во второй инстанции рассматривались разбойные и тяжебные дела. В Москве полицейские функции выполнял Земский приказ.

Дворцовые приказы обслуживали личные потребности царя и его семьи. Их было несколько: приказ Конюшенный ведал царской конюшней, были Ловчий, Сокольничий, Постельничий и другие приказы. Должности руководителей этих приказов считались особо почетными, и по принципу местничества их могли занимать наиболее родовитые феодалы.

Специально для рассмотрения обращений к самому царю дворян и детей боярских как особая их привилегия при Иване IV был создан Челобитный приказ. Для ведения дел о холопах создан Холопий приказ, тогда как прежде ими занимались местные органы управления и Казенный приказ. В Холопьем приказе в особых книгах регистрировались кабальные записи, рассматривались иски по делам о беглых холопах.

Особо важную роль выполнял Посольский приказ, ведавший многообразными внешнеполитическими вопросами, которыми до этого занимались многие органы, в том числе Боярская дума. Отсутствие единого центра посольского дела создавало значительные неудобства: прежде всего при большом числе лиц, участвовавших в регулировании межгосударственных отношений, трудно было сохранить государственную тайну.

Посольский приказ вел переговоры с представителями иностранных государств, вырабатывал важнейшие документы по внешнеполитическим вопросам с обоснованием позиции Российского государства, решал пограничные конфликты, занимался обменом пленных и пр. Роль Боярской думы в результате создания Посольского приказа в решении вопросов внешней политики снизилась.

Во главе приказа стоял боярин или дьяк — крупный государственный чиновник. Приказы ведали управлением, сбором налогов и судом. По мере усложнения задач государственного управления число приказов росло. Оформление приказной системы позволило централизовать управление страной, но в то же время создало значительный бюрократический аппарат и стиль его работы.

Особенности приказной системы государственного управления

Приказная бюрократия

Создание приказной системы привело к формированию особого слоя приказной бюрократии. Приказной люд наполнял палаты в Кремле в царском дворце и избы на площади. Начальниками важнейших приказов (их называли «судьями», поскольку в большинстве случаев выполняли и судебные функции) назначались бояре, окольничии или думные дворяне. Некоторые из руководителей Посольского приказа, например А.Л. Ордин-Нащокин, носили титулы «великих государственных посольских дел и государственной печати оберегателя» и в донесениях иностранных послов назывались на западный лад канцлерами. В большинстве случаев начальникам приказов давались «в товарищи» помощники из стольников, спальников и других служилых людей. На практике приказами чаще всего управляли не высокородные бояре, а дьяки — профессиональные чиновники, выходцы из различных сословий. Несмотря на худородство, они имели большое влияние и в небольших приказах управляли самостоятельно. Несколько дьяков, представлявших важнейшие приказы имели чин думных дьяков. «Московское дьячество», являвшееся сплоченной и стяжавшей большие богатства чиновной корпорацией, всегда было объектом зависти и неприязни со стороны провинциального дворянства. Большинство приказов располагалось за кремлевскими стенами, при Борисе Годунове между Архангельским собором и Спасскими воротами было выстроено двухэтажное П-образное здание, к 80-м гг. XVII в. оно обветшало, и на его месте было построено новое, гораздо более обширное.

Это интересно:  Расчет пени по налогам в рк 2020г

Каждому приказу отводилось несколько палат. Одна из них именовалась «казенкой», поскольку в ней хранились казенные суммы, там же сидели судья, товарищ судьи и главный дьяк. Остальные дьяки ведали «столами», то есть отделением. В крупных приказах «столы» делились на «повытья». Делопроизводство в приказах велось подьячими. Современники писали о том, что подьячие трудились с утра до ночи. По словам голштинского посла А. Олеария, эту работу никогда не удавалось выполнить в присутственные часы. Случалось, дьяки привязывали нерадивых подьячих за ноги к скамьям, чтобы они отлынивали от переписывания бумаг. Англичанину Коллинзу, побывавшему в Москве, показалось, что в приказах изводится такое количество бумаги, которого хватило бы, чтобы полностью покрыть всю территорию Московского царства.

По замечанию В.О. Ключевского витиеватая каллиграфия московских подьячих только с первого взгляда кажется трудной, даже при небольшом навыке их очерк читается легко и быстро; совсем другое дело неудобочитаемые резолюции и пометки начальников: главных дьяков и судей. Историк Н.П. Ерошкин описывал делопроизводство той эпохи: «Обычно текст документа писался на узкой бумажной ленте, а оборотная сторона использовалась для разного рода заметок: адресов, подписей («рукоприкладств»), резолюций. Несколько таких документов («столбцов») оформлялись в «дело» путем склеивания листов друг с другом в длинную ленту: к нижнему концу челобитной подклеивалась запись показаний челобитчика, книзу этого документа — объяснения, далее — справки, решения по делу, указная грамота. Дело иногда передавалось в другое учреждение, где дополнялось новыми документами. Получалась длинная лента — «столп». На месте склейки («сставах») стояла подпись дьяка или подьячего «с приписью», исполняющего обязанность дьяка, по слову или слогу на каждой «сставе», что затрудняло изъятие документа из дела или его фальсификацию.

Среди приказов были совсем небольшие, насчитывавшие всего несколько подьячих, например, Панафидный приказ, ведавший поминовение по усопшим особам царской крови, а рядом были учреждения с обширным штатом, например, Разрядный приказ, насчитывавший более четырехсот человек. Подьячие в приказах в зависимости от выслуги лет делились на «старых», «середней статьи» и «молодых». Подъячие получали денежное жалование от одного рубля в год до шестидесяти, а некоторые подъячие, как и дворяне, получали также поместные оклады по 350 и 250 четвертей земли. Получавшие жалования подьячие именовались «верстанными», не получавшие жалования — «неверстанными». Интересно, что иной раз неверстанных подъячих было не меньше, чем верстанных. Кормились они за счет просителей. Без взятки — «посула» нельзя было и надеяться преодолеть печально знаменитую «московскую волокиту». Кроме приказных подъячих, были площадные подъячие, сидевшие в Москве в палатке на Ивановской площади, а в других городах — на торговой площади. Они не являлись государственными служащими, но, по выражению того времени, «кормились пером», то есть сочиняли челобитные и выступали ходатаями по частным делам.

Фактически, изменение приказной системы начинается 30 января 1699г. с момента издания Пётром I 2-х указов:

«Об учреждении бурмистрской палаты для ведомства всяких расправных дел между гостями и посадскими людьми для управления казенными сборами и градскими повинностями об исключении гостей и посадских людей из ведомств воевод и приказов».

«Об учреждении в городах земских изб для ведомства всяких расправных дел между посадскими и торговыми людьми для управления казёнными с них сборами и градскими повинностями и об исключении торговых и посадских людей из ведомства воевод и приказов».

Эти указы фактически начинают изменение приказной системы, которые потом привели к организации коллегий и, позже, к отмиранию приказов. В первом указе говорится, что “ведомы они, гости и купецкие, и промышленные люди, и купецкими и росправными всякими делами и его, великого государя, окладными доходами и иными сборами в розных приказах, и известно… учинилось, что им … во многих их приказных волокитах и от приказных и розрых чинов от людей в торгах их и во всяких промыслах чинятся им большие убытки и разоренье … а иные от них оскудели … (и для того, чтобы этого не было впредь) … от тех их нужд быть им всегда свободными” а царю доимки все собрать и отныне “… гостей и готиные сотни и всех московских сотен и слобод посадских и купецких и промышленных людей и чернослободцев в приказах судьям и приказным людем, где они наперёд сего судом и всякими росправными и челобитчиковыми и купецкими делами и службами и всякими поборами были ведомы: ныне и впредь в тех приказех не ведать ; … их … во всех . делех и соборах … ведать у бурмистров”… Таким образом, фактически, большая часть приказов теряет свои основные функции (ведение по всем делам гостей, гостиные сотни, чернослободцев, промышленных людей, посадских и купцов) которые передаются новым чиновникам. При этом приказы должны передать туда все старые дела по перечисленным вопросам и сдать отчёты о том, что уже сделано. То же сделано и по отношению местного управления: во втором указе говорится что отныне “посадские и всякие купецкие и промышленные и уездные люди” должны выйти из ведомства воевод и выбирать сами себе начальство в земские избы. Выбранные люди должны приехать в Москву и получить специальные «памяти», в которых говорится об их новом положении, об этом же Разряд должен разослать во все города грамоты.

Эти указы — первый шаг на пути к изменению аппарата управления, необходимость, вызванная шаткостью старой системы.

Система центральных учреждений была подобна многовековому дереву: корни — традиции и привычка, ствол — представительная монархия, огромная зелёная и цветущая крона — приказы и комиссии. Корни уже начали подсыхать, ствол прогнил и начал рушиться, а крона стала настолько тяжелой и громоздкой, что её трухлявая опора вот-вот сломается. Если такое дерево не убрать, то оно рано или поздно рухнет и сломает молодую поросль. В данном случае молодой порослью, тянущейся от тех же старых корней является новая форма правления — абсолютизм. Пётр I пришёл к власти и изменил форму государственного аппарата, однако он создал свои коллегии, Ратушу и другие учреждения не на пустом месте. Он забрал часть функций и даже часть людей из старых приказов. При том, что новый правитель старался во всём походить на Европу и создавал новые бюрократические инстанции, приказы не смотря ни на что, долго с ними сосуществовали. Лишь преемники императора завершили формирование слоя «дворянской бюрократии» этот процесс шёл с начала XVIII в. по 60-е гг. XVIII в. Но мы видим, что в начале новая «дворянская» бюрократия опиралась на старую «служилую» и логически вытекала из всех событий и явлений XVII в.

государственный власть приказной бюрократия

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp» , которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


курсовая работа Становление и развитие приказной системы управления в конце ХV-ХVI веках Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 28.08.13. Год: 2013. Страниц: 23. Уникальность по antiplagiat.ru:

«Государственное и муниципальное управление »

КУРСОВАЯ РАБОТА
По дисциплине «История государственного управления»
На тему: «Становление и развитие приказной системы управления в конце ХV-ХVI веках»

Введение
Глава 1. Становление приказной системы в России
1.1 Формирование и система приказов в России
1.2 Классификация приказов
1.3 Приказ тайных дел
Глава 2. Особенности приказной системы государственного управления
2.1 Приказная бюрократия
2.2 Государственная служба приказной системы
2.3 Приказное делопроизводство XV-XVII вв.
Заключение
Список использованных источников и литературы

Середина и вторая половина XVII в. характеризуются коренными изменениями в социально- экономической жизни России, ее внутриполитическом развитии и международном положении. Это время, с одной стороны, окончательного укрепления и оформления крепостничества, а с другой – развития буржуазных связей внутри феодальной формации, нашедших свое выражение в складывании всероссийского рынка, возникновении мануфактурного производства, углублении социального расслоения деревни. Противоречивость этих процессов обусловила крайнее обострение классовой борьбы и в городе, и в деревне. На этот период приходится волна городских восстаний в центре и на местах, вспышка национальных движений в Поволжье и Сибири и, наконец, мощная Крестьянская война.
Изучение систем центрального управления предшествующих эпох имеет важное значение для понимания особенностей эволюции государственного механизма. Научный анализ наиболее существенных этапов их развития способствует уяснению закономерностей государственно-правового развития в целом. Поэтому исследование общего и особенного в системах органов государственной власти на разных этапах исторического развития государства является одной из важнейших задач историко-правовой науки. Анализ исторических особенностей функционирования органов государственной власти имеет особое значение в современных условиях на этапе проведения реформ, становления и адаптации механизма государства современной России. Выше изложенное определяет актуальность темы исследования.
Эпоха формирования единого Российского государства в конце XV в. вплоть до конца XVII в. является ключевой в развитии Российской государственности и остается важнейшим объектом исследований. Изучение системы приказного управления выступает здесь составной частью этого направления в историко-правовой науке.
Объект исследования – приказная система управления в структуре органов государств енной власти России в XV-XVI вв.
Цель курсовой работы – комплексный историко-правовой анализ формирования приказной системы управления в России в XV-XVI вв.
Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие задачи:
1. Рассмотреть процесс формирования и систему приказов в России
2. Изучить классификацию приказов
3. Исследовать деятельность Приказа тайных дел
4. Выявить особенности приказной бюрократии
5. Проанализировать государственную службу приказной системы
6. Исследовать приказное делопроизводство.

Глава 1. Становление приказной системы в России

1.1. Формирование и система приказов в России

Приказная система управления на протяжении конца XV — XVII веков являлась важной составной частью механизма государства. Определение «приказное управление» акцентирует внимание на конкретно-исторических особенностях центрального управления конца XV — XVII вв. Они имеют важное значение в сравнении с иными системами центрального управления, например, более раннего или позднего периода истории России. В этом случае отличительные черты приказного управления будут, прежде всего, характеризовать особенности механизма государства конца XV — XVII вв.
С 70-х гг. XV в. отмечаются качественные изменения в делопроизводстве. В указанное время происходит трансформация существующих органов управления и формирование первых приказов.
Термин «приказ» понимался современниками как любое ведомство безотносительно его места в структуре органов государственной власти, ведущее своё делопроизводство и наделенное судебной властью. Термин «приказ» начинает использоваться на практике с 30-х гг. XVI в. Анализ статей Судебника 1497 г. позволяет утверждать о существовании в конце XV в. учреждений приказного типа — «суда боярина», в функции которого входило осуществление судопроизводства. По меньшей мере, четыре должности составляли его штат. «Суд боярина» характеризуется в соответствии с нормами Судебника 1497 г. следующими чертами: во-первых, суд боярина — центральный суд; во-вторых, суд боярина является судом первой инстанции; в-третьих, суд боярина обладает определенной компетенцией по подсудности; в-четвертых, следует говорить о нескольких судах бояр, независимых друг от друга в административно-иерархическом отношении, но обязанных координировать свои действия.
Наконец, суду боярина органы местного управления (наместники и волостели) должны «докладывать» дела. Суд боярина компетентен во всех вопросах в зависимости от принадлежности жалобщика к той или иной категории населения. В Судебнике 1497 г. применительно к суду боярина используется термин «управить», имевший для средневекового человека широкое значение, включая в себя значение термина «судить». В обществе XV — XVII в. административное решение не было отграничено от судебного состязательного процесса с точки зрения представлений о справедливости. Это обстоятельство характеризует особенности средневекового мировоззрения и означает нерасчлененность административно-правовых и гражданско-правовых — то деление, которое станет известно и будет разрабатываться правовыми доктринами «нового времени». Это объясняет тот факт, что руководители приказов в XVI-XVII вв. назывались судьями, а все приказы обладали судебной властью.
Появление первых приказов было вызвано распоряжениями монарха Ивана III. В равной мере это относится и к дальнейшей эволюции приказного строя управления. Основная причина появления новых органов государственной власти и трансформации старой системы управления заключалась в изменении условий общественной и государственной жизни, происшедших в последней четверти XV в. в связи с созданием единого русского государства. Необходимость эффективного управления повлекла за собой изменения в структуре органов государственного управления. Указанные изменения не были итогом целенаправленной политики по реформированию механизма государства. Новые ведомства возникали по мере необходимости и в формах наиболее целесообразных в конкретных исторических условиях. В условиях партикуляризма как характерной черты средневекового права это не обязательно означало унификацию органов и принципов управления. Данное обстоятельство объясняет относительно длительный процесс формирования приказов как системы центрального управления на протяжении более чем полувека: с появления первых приказов в конце XV в. до административных преобразований 50-х гг. XVI в.
Однако в этот период управление не составляло стройной системы и строилось на системе «поручений» – какой-либо круг дел передавался в ведение определенного лица по степени близости и доверия к нему великого князя. В отдельных случаях в ведении одного лица оказывалось несколько ведомств. С другой стороны, нередко в управлении одного ведомства одновременно участвовало несколько разных учреждений, что приводило к смешению их функций и неразберихе.
Особенности приказов как органов государственной власти XVI-XVII в. заключались, в том, что уже в то время они функционировали в соответствии со следующими бюрократическими принципами:
1) должностные лица приносили присягу и должны были лично исполнять обязанности;
2) существовал порядок продвижения по службе;
3) велась подготовка кадров служащих приказов;
4) существовал единый порядок подготовки и рассмотрения дел;
5) в приказах было развитое делопроизводство;
6) существовала специализация структурных подразделений приказа и отдельных должностных лиц на выполнение определенных функций;
7) за исполнение должностных обязанностей было предусмотрено частичное государственное обеспечение.
Многие из указанных принципов, лежали в основе деятельности приказов уже в XVI в. Наибольшее значение они приобрели лишь в XVII в., в эпоху расцвета приказного управления.

Это интересно:  Что входит в обязанности делопроизводителя

1.2 Классификация приказов

1.3 Приказ тайных дел

Среди московских приказов особое место занимал Приказ великого государя тайных дел, созданный царем Алексеем Михайловичем в 1654 г. По поводу этого учреждения историки высказывали различные суждения. В.Н. Татищев видел в нем подобие испанской инквизиции, Н.И. Костомаров считал его прообразом тайной полиции. Но уже Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев и В.О. Ключевский писали о том, что, несмотря на грозное название, Приказ тайных дел представлял собой всего лишь личную царскую канцелярию с элементами надзора над административными органами. Специальное исследование И.Я. Гурлянда показало, что это учреждение было создано для разбора челобитных на царское имя. Вопреки сложившемуся мнению, Приказ тайных дел не занимался непосредственно государственными преступлениями — «словом и делом государевым» и даже, как с некоторым удивлением, отмечал И.Я. Гурлянд «не имел своего застенка, этой непременной принадлежности розыска того времени, особенно по государственным преступлениям.
Вместе с тем Приказ тайных дел был одним из важнейших правительственных учреждений. Приказом руководил лично царь, а бояре к тайным делам не допускались. Как писал Г. Котошихин, «А устроен тот Приказ при нынешнем царе, для того чтоб его царская мысль и дела исполнилися все по его хотению, а бояре б и думные люди о том ни о чем не ведали».
Тайный дьяк носил титул «дьяка в государевом имени», что означало право подписывать указы от имени царя. При тайном дьяке состояло десять подьячих. Главной задачей Приказа тайных дел являлся негласный контроль над высшими должностными лицами. Подьячие Приказа тайных дел присматривали за воеводами во время войны и посылались с посольствами за границу: «и те подьячие над послы и над воеводами подсмтривают и царю приехав, сказывают: и которые послы, или воеводы, ведая в делах неисправление свое и страшась царского гневу, и они тех подьячих дарят и почитают выше их меры, чтоб они, будучи при царе их послов выславляли, а худым не поносили».
Таким образом, приказ тайных дел ведал некоторыми отраслями, по разным причинам требовавших особого внимания со стороны царя, например, гранатным делом и гранатными мастерами. Кроме того, будучи личным царским учреждением, Приказ тайных дел занимался второстепенными с нашей точки зрения, но любимой «царской потехой» — соколиной охотой. После смерти царя Алексея Михайловича Приказ тайных дел был упразднен.

Глава 2. Особенности приказной системы государственного управления

2.1 Приказная бюрократия

Создание приказной системы привело к формированию особого слоя приказной бюрократии. Приказной люд наполнял палаты в Кремле в царском дворце и избы на площади. Начальниками важнейших приказов (их называли «судьями», поскольку в большинстве случаев выполняли и судебные функции) назначались бояре, окольничии или думные дворяне. Некоторые из руководителей Посольского приказа, например А.Л. Ордин-Нащокин, носили титулы «великих государственных посольских дел и государственной печати оберегателя» и в донесениях иностранных послов назывались на западный лад канцлерами. В большинстве случаев начальникам приказов давались «в товарищи» помощники из стольников, спальников и других служилых людей. На практике приказами чаще всего управляли не высокородные бояре, а дьяки — профессиональные чиновники, выходцы из различных сословий. Несмотря на худородство, они имели большое влияние и в небольших приказах управляли самостоятельно. Несколько дьяков, представлявших важнейшие приказы имели чин думных дьяков. «Московское дьячество», являвшееся сплоченной и стяжавшей большие богатства чиновной корпорацией, всегда было объектом зависти и неприязни со стороны провинциального дворянства. Большинство приказов располагалось за кремлевскими стенами, при Борисе Годунове между Архангельским собором и Спасскими воротами было выстроено двухэтажное П-образное здание, к 80-м гг. XVII в. оно обветшало, и на его месте было построено новое, гораздо более обширное.
Каждому приказу отводилось несколько палат. Одна из них именовалась «казенкой», поскольку в ней хранились казенные суммы, там же сидели судья, товарищ судьи и главный дьяк. Остальные дьяки ведали «столами», то есть отделением. В крупных приказах «столы» делились на «повытья». Делопроизводство в приказах велось подьячими. Современники писали о том, что подьячие трудились с утра до ночи. По словам голштинского посла А. Олеария, эту работу никогда не удавалось выполнить в присутственные часы. Случалось, дьяки привязывали нерадивых подьячих за ноги к скамьям, чтобы они отлынивали от переписывания бумаг. Англичанину Коллинзу, побывавшему в Москве, показалось, что в приказах изводится такое количество бумаги, которого хватило бы, чтобы полностью покрыть всю территорию Московского царства.
По замечанию В.О. Ключевского витиеватая каллиграфия московских подьячих только с первого взгляда кажется трудной, даже при небольшом навыке их очерк читается легко и быстро; совсем другое дело неудобочитаемые резолюции и пометки начальников: главных дьяков и судей. Историк Н.П. Ерошкин описывал делопроизводство той эпохи: «Обычно текст документа писался на узкой бумажной ленте, а оборотная сторона использовалась для разного рода заметок: адресов, подписей («рукоприкладств»), резолюций. Несколько таких документов («столбцов») оформлялись в «дело» путем склеивания листов друг с другом в длинную ленту: к нижнему концу челобитной подклеивалась запись показаний челобитчика, книзу этого документа — объяснения, далее — справки, решения по делу, указная грамота. Дело иногда передавалось в другое учреждение, где дополнялось новыми документами. Получалась длинная лента — «столп». На месте склейки («сставах») стояла подпись дьяка или подьячего «с приписью», исполняющего обязанность дьяка, по слову или слогу на каждой «сставе», что затрудняло изъятие документа из дела или его фальсификацию.
Среди приказов были совсем небольшие, насчитывавшие всего несколько подьячих, например, Панафидный приказ, ведавший поминовение по усопшим особам царской крови, а рядом были учреждения с обширным штатом, например, Разрядный приказ, насчитывавший более четырехсот человек. Подьячие в приказах в зависимости от выслуги лет делились на «старых», «середней статьи» и «молодых». Подъячие получали денежное жалование от одного рубля в год до шестидесяти, а некоторые подъячие, как и дворяне, получали также поместные оклады по 350 и 250 четвертей земли. Получавшие жалования подьячие именовались «верстанными», не получавшие жалования — «неверстанными». Интересно, что иной раз неверстанных подъячих было не меньше, чем верстанных. Кормились они за счет просителей. Без взятки — «посула» нельзя было и надеяться преодолеть печально знаменитую «московскую волокиту». Кроме приказных подъячих, были площадные подъячие, сидевшие в Москве в палатке на Ивановской площади, а в других городах — на торговой площади. Они не являлись государственными служащими, но, по выражению того времени, «кормились пером», то есть сочиняли челобитные и выступали ходатаями по частным делам.
Фактически, изменение приказной системы начинается 30 января 1699г. с момента издания Пётром I 2-х указов:
«Об учреждении бурмистрской палаты для ведомства всяких расправных дел между гостями и посадскими людьми для управления казенными сборами и градскими повинностями об исключении гостей и посадских людей из ведомств воевод и приказов».
«Об учреждении в городах земских изб для ведомства всяких расправных дел между посадскими и торговыми людьми для управления казёнными с них сборами и градскими повинностями и об исключении торговых и посадских людей из ведомства воевод и приказов».
Эти указы фактически начинают изменение приказной системы, которые потом привели к организации коллегий и, позже, к отмиранию приказов. Таким образом, после издания данных указов, большая часть приказов теряет свои основные функции (ведение по всем делам гостей, гостиные сотни, чернослободцев, промышленных людей, посадских и купцов) которые передаются новым чиновникам. При этом приказы должны передать туда все старые дела по перечисленным вопросам и сдать отчёты о том, что уже сделано. То же сделано и по отношению местного управления: во втором указе говорится что отныне “посадские и всякие купецкие и промышленные и уездные люди” должны выйти из ведомства воевод и выбирать сами себе начальство в земские избы. Выбранные люди должны приехать в Москву и получить специальные «памяти», в которых говорится об их новом положении, об этом же Разряд должен разослать во все города грамоты.
Эти указы – первый шаг на пути к изменению аппарата управления, необходимость, вызванная шаткостью старой системы.
Система центральных учреждений была подобна многовековому дереву: корни – традиции и привычка, ствол – представительная монархия, огромная зелёная и цветущая крона – приказы и комиссии. Корни уже начали подсыхать, ствол прогнил и начал рушиться, а крона стала настолько тяжелой и громоздкой, что её трухлявая опора вот-вот сломается. Если такое дерево не убрать, то оно рано или поздно рухнет и сломает молодую поросль. В данном случае молодой порослью, тянущейся от тех же старых корней является новая форма правления – абсолютизм. Пётр I пришёл к власти и изменил форму государственного аппарата, однако он создал свои коллегии, Ратушу и другие учреждения не на пустом месте. Он забрал часть функций и даже часть людей из старых приказов. При том, что новый правитель старался во всём походить на Европу и создавал новые бюрократические инстанции, приказы не смотря ни на что, долго с ними сосуществовали. Лишь преемники императора завершили формирование слоя «дворянской бюрократии» этот процесс шёл с начала XVIII в. по 60-е гг. XVIII в. Но мы видим, что в начале новая «дворянская» бюрократия опиралась на старую «служилую» и логически вытекала из всех событий и явлений XVII в. власть приказной бюрократия

Это интересно:  Полномочия президента в президентской республике

2.2 Государственная служба приказной системы

Приказная работа была основной обязанностью всей приказной группы и являлась тем ядром, вокруг которого складывалась служба гражданская, как особая отрасль государственной службы. Особенностью приказной работы в целом было ее крайнее многообразие, что соответствовало деятельности государственного аппарата в период нечёткого разделения отдельных функций управления. Основные группы вопросов, с которыми сталкивались в своей работе приказные люди центральных и местных учреждений были связаны с судебными, административными и финансовыми сторонами их деятельности. При этом каждая из приказных групп занимала особое место в решении этих вопросов.
Приказные обязанности думных дьяков распадались на две части: деятельность в Боярской думе и в приказах. В первом случае думные дьяки являлись докладчиками по делам приказов, записывали и формулировали царские указы и решения Думы. В их обязанности входило также объявление о повышении в чинах представителей высшей знати. Важное место они занимали и в работе комиссий по местническим спорам.
Помимо этого думные дьяки исполняли обязанности судей в важнейших приказах государства: Посольском и Разрядном. Функция их была в основном распорядительной: они санкционировали пересылку денег в другие ведомства, выдачу жалования и т.д.
С ростом количества думных дьяков и падением их значения в государственном управлении, роль их в приказах несколько понижается. Они реже назначаются самостоятельными главами учреждений, а некоторые по характеру обязанностей превращаются в товарищей судей и воевод, чем сравниваются с приказными дьяками. Вместе с тем деятельность думных дьяков в приказах только условно может рассматриваться как «приказная работа», т.к. она скорее приближается к почётной судейской службе.
Круг служебных обязанностей приказных дьяков был иным. Он хорошо охарактеризован Г. Котошихиным: «На Москве и в городех и в приказех з бояры и окольничими и думными и ближними людьми, и в посольствах с послами бывают они в товарищах, и сидят вместе и делают всякие дела, и суды судят и во всякие, посылки посылаются», – отсюда ясно, что приказные дьяки являлись товарищами судей и воевод и играли важные, хоть и второстепенные, роли. Нередко они возглавляли большие приказы, даже во второй половине века, когда значение их несколько уменьшилось. Находясь в приказах более долгое время, чем приказные судьи, они были истинными знатоками специфики дел данного приказа. Перемещаясь же из приказа в приказ, они приобретали большой опыт гражданской службы в целом. Они готовили и предопределяли решения, по важнейшим возникавшим в приказах вопросам судебного и административного характера. однако функции дьяков не выходили из-под контроля глав приказов. Главной функцией дьяков были ведение финансовых вопросов и контроль за деятельностью подьячих: они должны были проверять наиболее важные исходящие документы и имели право “приписывать” память в другие равностоящие учреждения, а также грамоты на места или отписки из приказных изб в Москву. Дьякам обычно принадлежали пометы на документах. Иногда дьякам поручались специальные здания по вопросам, входившим в компетенцию приказа, например, надзор за строительством.
Промежуточное место между дьяками и подьячими занимала деятельность подьячих с приписью. Название происходило от того, что они имели право “приписывать”, т.е. подписывать по листам, исходившие из данного учреждения документы, что выражало значительную административную самостоятельность этой группы и приближало её по кругу обязанностей к дьячеству. На протяжении всего века подьячие с приписью управляли житными столами приказов и изб. Однако этим их роль не исчерпывалась. Они находились почти во всех приказах. Основную массу подьячих с приписью составляли все представители высшей квалификационной группы – старые подьячие. Приписные подьячие в приказах с судейской или дьяческой верхушкой находились во главе повытий или столов. Они распределяли работу между подьячими и проверка исполнения наиболее ответственных работ. Сами они подготавливали черновики исходящих документов, в основу которых клались дьячьи пометы. В руках приписных подьячих находилась основная часть финансовой деятельности приказов – ведение приходно-расходных книг, хранение казны, конкретные выплаты из неё и т.д. Обязанности подьячих с приписью на местах были более однородны и сводились по существу к подмене функций городовых дьяков, которые имелись в приказных избах далеко не повсеместно. Там на них падала в основном финансовая отчётность перед приказами. Они должны были составлять ежегодные сметные списки с полным отчетом о приходе и расходе ,средств.
Меньше данных о работе приказных подьячих “со справой”. Обязанность «справливать», т.е. заверять своей подписью на обороте или в конце документа его правильность, свидетельствовала о техническом характере их деятельности. Эта группа подчинялась старым подьячим с приписью. По-видимому, именно подьячие со справой были основной исполнительной силой приказов. Им поручалось составление выписок по делам, изготовление черновиков и чистовиков отпусков, ведение книг приказов и т.д. В какой-то мере они ведали и работой молодых подьячих, которые выполняли под их руководством конкретные задания. Однако руководство это было весьма ограниченным.
Значительно более важное место занимали справные подьячие в жизни приказных изб.
Неверстанные подьячие брались в приказ без жалования для того, чтобы они присматривались к делам, знакомились со спецификой внутриприказной работы данного учреждения. Молодые и средние подьячие являлись основными исполнителями внутриприказной работы, они выполняли роль переписчиков, составляли справки по текущим делам, а также отправлялись участниками посольств и гонцами в зарубежные посылки. Старые подьячие стояли во главе повытий, своего рода отделов, ведавших сношениями с определенными странами, а также рядом других дел (иностранная почта, надзор за иностранцами, толмачами, переводчиками, сбором полоняничных денег и др.) Достаточно трудно установить, когда окончательно сложилось трехчастное деление подьячих (старые, средние, молодые или первой, второй и третьей статей), чаще всего документы выделяют только старых, но к середине 60-х годов XVII в. оно уже действовало. Категория неверстанных подьячих была введена официально с 1676 г.
Помимо приказной службы все перечисленные чины должны были нести государеву службу, т.е. в случае необходимости выступать на защиту города, в котором они находились. В связи с этим периодически устраивались специальные смотры боеспособности приказных людей. В 1659г. все подьячие Москвы были организованы в семь сотен.
Основная служба приказных людей имела специфический характер, т.к. по содержанию она все более смыкалась с приказной работой, отличаясь от неё в основном местом. Она может быть разделена на 3 части : полковую, посольскую и придворную.
Полковая служба в меньшей степени касалась думного дьячества, которое находилось при полках только во время пребывания на арене военных действий царя и боярской думы. Дьяки же выступали в качестве воеводских товарищей и в качестве руководителей походных полковых шатров. Военные столкновения для них были случайностью. Подьячие бывали иногда хранителями оружия и ценностей. Во второй половине века временная полковая служба стала обычной для подьячих центральных и местных учреждений.
Посольская служба заключалась в присутствии на приёмах и проводах послов.
К полковой и посольской службам примыкали так называемые «посылки», т.е. участие в работе временных учреждений на местах, создававшихся для выполнения различных правительственных заданий. думные дьяки почти не принимали участия в подобных делах, иногда для этого использовали приказных дьяков, а чаще всего – подьячих. При этом большинство из них были заняты в работе писцовых комиссий.
Были и другие виды служебной деятельности, присущие только московским приказным людям. К ним относились службы в объездах по городу и участие в дворцовых церемониях. В объездах обязательно участвовали вместе с объезжими головами дьяки и подьячие приказов. Включение их в объезды было связано с тем, что они по мере необходимости вели записи о происшествиях и другую документацию. Разница между обязанностями дьяков и подьячих состояла только в районе объезда.
Обязательной для московских приказных людей являлась дворцовая служба, т.е. участие в разного рода дворцовых церемониях, парадных обедах и др. Особенно сильно были с этим связаны близкие ко двору думные дьяки. К дворцовой службе следует отнести и участие московских приказных людей в торжественных встречах и проводах приезжавших в столицу иностранных послов, к которым привлекались все служилые чины, начиная со стольников.

2.3 Приказное делопроизводство XV-XVII вв.

Перейти к полному тексту работы

Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru

Статья написана по материалам сайтов: studref.com, studbooks.net, www.webkursovik.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector