Заключение судебно психиатрической экспертизы

Заключение экспертной судебно-психиатрической комиссии оформляется актом экспертизы; его структура и принцип составления регламентированы ст. 204 УПК РФ, приказом Министерства здравоохранения СССР от 4 октября 1980 г. № 1030 «Об утверждении форм первичной медицинской документации учреждений здравоохранения» и приложениями к приказу.

Акт судебно-психиатрической экспертизы является одним из источников доказательств по делу. Приводимые фактические данные должны быть максимально точными и сопровождаться указанием, откуда они почерпнуты (из материалов дела, со слов обследуемого, из медицинской документации). Содержание акта должно быть понятно не только специалистам-психиатрам, но и судебно-следственным работникам. Он должен включать не только выводы о диагнозе и судебно-психиатрической оценке, но и обоснование этих выводов, вытекающее из данных о психическом состоянии подэкспертного в прошлом и в период обследования.

Акт судебно-психиатрической экспертизы состоит из введения, сведений о прошлой жизни обследуемого, истории настоящего заболевания (если таковое имеется), описания физического, неврологического и .психического состояния (включая результаты лабораторных исследований) и заключительной, так называемой мотивировочной части. Последняя состоит из выводов и их обоснования.

Подробные указания по составлению каждой из этих частей акта даны в приложении к Инструкции о производстве судебно-психиатрической экспертизы и в приложении к приказу Министерства здравоохранения, поэтому мы остановимся лишь на некоторых общих положениях и принципах его составления.

35 Глава 3. Организация судебно-психиатрической экспертизы

При изложении анамнеза необходимо отчетливо показать динамику выявленных экспертами психических нарушений. Анамнез должен быть прослежен до момента поступления лица на экспертизу, так как поведение в период следствия, а тем более пребывания под стражей имеет существенное значение для диагностики и судебно-психиатрической оценки. Особое внимание следует обращать на психическое состояние лица в период, относящийся к инкриминируемому деянию (имеется в виду состояние, непосредственно предшествующее правонарушению, в этот момент и сразу после него).

Расстройства, выявленные в анамнезе и обнаруженные при обследовании подэкспертного, должны быть описаны психопатологически квалифицированно. -При этом недопустимо ограничиваться одними психиатрическими терминами, так как тогда акт теряет свое доказательное значение. Описание психического статуса в акте отличается от такового в истории болезни. Оно должно быть более обобщенным. Терминологические определения симптомов следует сочетать с описанием высказываний и поведения обследуемого. Психопатологические проявления при описании не должны терять свойственную им синдромологичес-кую очерченность.

В заключении формулируется диагноз применительно к одному из четырех признаков медицинского критерия невменяемости (хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие или иное болезненное состояние психики). Затем в мотивировочной части акта приводится клиническое обоснование диагноза и аргументируется судебно-психиатрическая оценка применительно к юридическому критерию невменяемости.

В случаях невменяемости обосновывают рекомендуемые меры медицинского характера.

Выводы экспертов при судебно-психиатрической экспертизе являются ответами на вопросы, поставленные перед ними, и потому должны быть определенными. Это касается заключений о вменяемости, о дееспособности и др. Предположительное заключение допустимо лишь в некоторых случаях заочных экспертиз, в частности при самоубийствах, когда нельзя получить недостающие сведения. Иногда при четкой синдромальной характеристике состояния обследуемого вывод о вменяемости или невменяемости может быть определенным, но нозологическая форма заболевания указана лишь предположительно. В таком

заключении отражаются современный уровень психиатрических знаний и различия во взглядах психиатрических школ. Особенно это относится к диагностике шизофрении. Так, иногда при заключении о наличии паранойяльного синдрома трудно отнести его к шизофрении, остаточным явлениям органического поражения головного мозга или патологическому развитию в рамках психопатий.

Иногда при проведении судебно-психиатрической экспертизы вскрываются обстоятельства, которые имеют значение для дела, но следствие и суд вопросов о них не ставят. Действующее законодательство (ст. 204 УПК РФ и Инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы) предусматривает, что в таких случаях эксперты вправе указать на эти обстоятельства в своем заключении. Довольно типичным является установление на экспертизе клинических признаков хронического алкоголизма или наркомании у лица, совершившего в связи с этим общественно опасное деяние. В этих случаях при заключении о вменяемости экспертная комиссия, даже если такого вопроса перед ней не поставлено, должна дать заключение о необходимости применения принудительного лечения алкоголизма или наркомании (ст. 97, ч. 2 ст. 99, ст. 104 УК РФ).

Другой, также типичный пример: при освидетельствовании осужденных, направляемых на судебно-психиатрическое освидетельствование администрацией исправительно-трудовых учреждений или надзорными инстанциями, обычно ставится лишь один вопрос: может ли осужденный по своему психическому состоянию находиться в местах лишения свободы, отбывать наказание? Данные клинического обследования таких лиц нередко указывают на давно возникшее психическое заболевание. Предполагая, что признаки психического заболевания у осужденного имелись еще к моменту совершения общественно опасного деяния, эксперты могут указать на это в своем заключении. В таких случаях суд имеет право возбуждать в отношении этого лица дело по вновь открывшимся обстоятельствам и направлять его на экспертизу для определения вменяемости. Только на основании материалов личного дела осужденного, без изучения уголовного дела, эксперт не должен давать заключение о невменяемости; он может лишь высказать предположение о начале психического заболевания до совершения общественно опасного деяния, за которое был осужден данный подэкспертный.

37 Глава 3. Организация судебно-психиатрической экспертизы

Если правонарушение складывается из ряда следующих друг другом эпизодов, а перед экспертами не поставлены вопросы о дифференцированной оценке состояния обследуемого относительно каждого эпизода, то эксперты, установив качественные различия в психическом состоянии обследуемого в момент того или иного противоправного деяния, дают по ним раздельные экспертные оценки. Так, лицо, совершившее, например, кражу в состоянии простого алкогольного опьянения и убийство в состоянии острого алкогольного психоза, по первому общественно опасному деянию должно быть признано вменяемым, по второму — невменяемым. Поскольку убийство было совершено в состоянии временного болезненного расстройства психической деятельности, проявлений которого уже нет ко времени су-дебно-психиатрического освидетельствования, то принудительные меры медицинского характера по поводу этого общественно опасного деяния могут не применяться. Однако как лицо, страдающее хроническим алкоголизмом и совершившее первое общественно опасное деяние в состоянии вменяемости, обследуемый должен направляться на принудительное противоалкогольное лечение в местах лишения свободы.

Эксперт-психиатр вправе наряду с вопросом о вменяемости-невменяемости в своем заключении отметить, как должен относиться суд к показаниям этих лиц: как к показаниям психически здоровых или душевно больных людей (например, при самооговорах депрессивных больных).

В случаях признания подэкспертного вменяемым при наличии тех или иных психических расстройств большое значение приобретает мотивировочная часть судебно-психиатрического акта. Например, при признании лица, страдающего олигофре-нией, вменяемым следует не только обосновать его способность осознавать фактический характер и общественную опасность-своих действий (бездействия) либо руководить ими в отношении данного конкретного деяния, но и показать суду, что он все же имеет дело с человеком со сниженным интеллектом, особенности психики которого если и не были прямой причиной совершенного деяния, то могли способствовать этому.

Заключение экспертов подлежит оценке следственных органов и суда, которые анализируют судебно-психиатрический акт на предмет его информативности, а также полноту и достоверность изложенных в нем фактов. В результате заключение может быть принято ими или отвергнуто. Несогласие с экспертизой

38 Раздел I. Теоретические и организационные вопросы

следственные органы и суд должны мотивировать и конкретно обосновать в постановлении или определении (ст. 80 УПК РСФСР). Подобная мотивировка несогласия с экспертизой не только важна для обоснования этого процессуального действия, но и имеет большое значение для повторной экспертизы, так как указывает, какие обстоятельства вызывают у следователя или суда сомнение в экспертном заключении.

В соответствии со ст. 205 УПК РФ в случае недостаточной ясности или неполноты экспертного заключения по отдельным вопросам возможен допрос экспертов, давших заключение. Согласно ст. 207 УПК РФ возможно также назначение дополнительной экспертизы, которая может быть поручена тем же самым или другим экспертам. Существенные сомнения по поводу экспертного заключения, особенно касающиеся основных вопросов (прежде всего вменяемости), требуют повторной экспертизы, которая проводится комиссией экспертов в новом составе.

Изучение причин назначения повторных судебно-психиатрических экспертиз, представляющих собой результат несогласия следственных органов или суда с предыдущим экспертным заключением, показывает следующие наиболее типичные обстоятельства. Если первая экспертиза признает обследуемого вменяемым, то сомнения в правильности этого заключения могут вызываться, например, односторонностью отбора данных уголовного дела, когда приводятся доводы о психической сохранности и не оговариваются, не освещаются факты, вызывающие сомнение в психическом здоровье (например, вычурность и манерность в поведении некоторых психопатических личностей и т. д.). Неясность мотивов преступления, чрезмерная жестокость, отсутствие попыток скрыть преступление, неправильное поведение обвиняемого на допросах или в судебном заседании, нелепые объяснения совершенного преступления, непоследовательные высказывания также часто бывают причинами назначения повторной судебно-психиатрической экспертизы лицам, признанным вменяемыми.

Если первая экспертиза дала заключение о невменяемости, то поводом для сомнения служат корыстные мотивы общественно опасного деяния и попытки его сокрытия, совершение преступления в соучастии с другими лицами, внешне упорядоченное поведение обвиняемого, его формальная ориентировка в окружающем, сохранность прежних знаний и профессиональных навыков. Порождает сомнения и несовершенство самого акта

39 Глава 3. Организация судебно-психиатрической экспертизы

экспертизы, когда эксперт обращает внимание только на патологические нарушения и не упоминает о сохранных сторонах психики, наблюдающихся у подэкспертного.

Кроме того, в случаях невменяемости отсутствие развернутого описания и аргументации патологических расстройств, а не только их констатация в акте при внешне сохранном облике больного, особенно при тяжких преступлениях, приводят к назначению повторной экспертизы.

Совокупность перечисленных фактов служит достаточным основанием для сомнений в правильности заключения и обусловливает назначение повторной экспертизы. На повторную экспертизу, как правило, направляются обвиняемые, чье психическое состояние представляет значительные трудности с точки зрения диагностики и судебно-психиатрической оценки. Это нередко сочетается с тяжестью совершенного правонарушения. Между выводами первой и повторной экспертизы возможны расхождения; часто при повторной экспертизе устанавливается невменяемость. Это обусловливается тем, что в результате повторного клинического обследования общее количество диагностически значимой информации увеличивается, выявляется ранее не замеченная, непостоянная психопатологическая симптоматика, уточняется динамика психического состояния.

Это интересно:  Как записаться в мрэо через госуслуги

Иногда при первой экспертизе оказываются недостаточно аргументированными клинико-психопатологическая квалификация и диагностика наблюдаемых болезненных явлений. При повторной экспертизе дополнительные объективные факторы облегчают принятие правильного решения. К ним относится дальнейшее изменение психического состояния обследуемого — как утяжеление болезненных явлений, так и их сглаживание, что в соответствии с закономерностями течения болезни помогает уточнить природу болезненных расстройств и определить их тяжесть. Кроме того, повторная экспертиза нередко располагает большим количеством фактического материала о личности обвиняемого и о его состоянии в момент правонарушения, особенно если она проводится по определению суда, а первая была проведена в стадии предварительного расследования.

Затрудняет вынесение экспертных заключений недостаточность содержащихся в уголовных делах материалов, характеризующих личность обвиняемого, его поведение в различных условиях, в разных ситуациях и особенно в период, предшество-

40 Раздел I. Теоретические и организационные вопрос

вавший правонарушению, во время его совершения и непосредственно после него, что особенно важно для установления временного расстройства психической деятельности. Отсутствие всей необходимой информации порою ведет к неоднократным повторным экспертизам и затрудняет работу не только первой, но и последующих экспертных комиссий, особенно если повторную экспертизу суд назначает без возвращения дела на доследование, в связи с чем получение дополнительных материалов становится для эксперта проблематичным.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Менеджмент

Заключение судебной психиатрической экспертизы (содержание), его оценка следователем и судом.

Заключение эксперта — представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами (ст.80 УПК РФ).

Согласно УПК РФ, заключение эксперта является одним из видов доказательств и подлежит оценке судом (УПК РФ, ст. 74, 80, 88). Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

Заключение не является обязательным для лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, однако несогласие их с заключением должно быть мотивировано.

Судебно-следственные органы оценивают заключение эксперта с точки зрения научной достоверности и доказательного значения выводов эксперта, поскольку факты, установленные экспертом и содержащиеся в его заключении, являются одним из видов судебных доказательств. При этом никакие доказательства для суда, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы.

Статья 204 УПК РФ предусматривает, что в заключении эксперта должны быть указаны:

1) дата, время и место производства судебной экспертизы;

2) основания производства судебной экспертизы;

3) должностное лицо, назначившее судебную экспертизу;

4) сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;

5) сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

6) вопросы, поставленные перед экспертом;

7) объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы;

8) данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

9) содержание и результаты исследований с указанием примененных методик;

10) выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фотографии, схемы, графики и т. п.), прилагаются к заключению и являются его составной частью. В случае, если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении.

Результаты экспертизы оформляются в форме заключения, или акта, судебно-психиатрической экспертизы. Акт судебно-психиатрической экспертизы имеет следующие разделы:

2) сведения о прошлой жизни;

3) описание физического, неврологического и психического состояния;

4) мотивировочная часть;

5) заключительная часть.

Подробные указания по составлению каждой из этих частей акта даны в приложении к Инструкции о производстве судебно-психиатрической экспертизы и в приложении к приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ.

Во введении приводятся формальные данные об экспертах, месте, времени и виде экспертизы; об органе, назначившем экспертизу, и вопросах, поставленных на ее разрешение; о существе уголовного или гражданского дела и личности испытуемого (подэкспертного).

Во втором разделе акта излагается анамнез (Анамнез — сведения об условиях жизни больного, предшествовавших данному заболеванию, а также вся история развития болезни.) жизни и психического расстройства (если оно имеется) с приведением в основном данных, имеющих значение для формулирования выводов. Здесь приводится также описание поведения испытуемого в период совершения инкриминируемого ему деяния со ссылками на источники информации (листы дела, фамилии свидетелей и т. д.).

Третий раздел посвящается результатам исследований, полученным при проведении экспертизы. Здесь также излагаются в основном данные, имеющие значение для экспертных выводов, но особое внимание уделяется, естественно, описанию психического состояния лица. В этом разделе приводятся не оценочные понятия, а фактические данные, на основании которых можно сделать определенные выводы о состоянии испытуемого.

Мотивировочная и заключительная части во многих современных руководствах рассматриваются как единое целое. В самом деле, речь идет о выводах или ответах на поставленные вопросы (заключительная часть) и их обосновании со ссылкой на фактические данные, приведенные в предшествующих частях акта (мотивировочная часть). Обычно делается вывод о наличии или отсутствии у испытуемого психического расстройства, квалификации последнего; затем дается заключение о выраженности этого расстройства и его влиянии на способность лица выполнять ту или иную социальную юридически значимую функцию (быть вменяемым, дееспособным свидетелем и т. п.). Эти выводы обосновываются данными анамнеза и собственных обследований. В дальнейшем следуют ответы на другие более частные вопросы, поставленные перед экспертами, а также их обоснование. Выводы должны быть максимально четкими и определенными. Допускаются предположительные ответы лишь на некоторые специальные вопросы, не имеющие определяющего значения для оценки способности к выполнению юридически значимой функции, по поводу которой назначена экспертиза.

Документ составляется в двух экземплярах, один из которых остается в архиве, другой направляется в учреждение, назначившее экспертизу. Документы заверяются печатью экспертного учреждения.

Заключение

Подведём итоги работы: судебно-психиатрическая экспертиза — это исследования, проводимые экспертом-психиатром или комиссией экспертов психиатров, в отношении подэкспертных лиц с целью определения их психического состояния в определенный период, который интересует следственные органы или суд. Возможность применения психиатрической экспертизы обусловлена потребностью в установлении определенного — болезненного — психического состояния гражданина, когда норма материального права связывает с этим обстоятельством наступление конкретных юридических последствий.

Предметом судебно-психиатрической экспертизы являются фактические данные о патологических отклонениях в психическом состоянии лица (подэкспертного) и выяснение их влияния на его возможность понимать окружающую действительность, рефлексировать и регулировать свои действия.

В гражданском процессе только судебно-психиатрическая экспертиза устанавливает способность человека понимать значение своих действий и поступков либо не понимать этого. В зависимости от экспертного заключения решается вопрос о дееспособности или недееспособности гражданина.

Наиболее распространённой категорией гражданских дел, при рассмотрении которых заключение эксперта-психиатра является доказательством, являются дела о признании гражданина недееспособным и необходимости установления над ним опеки (ст. 29 ГК РФ и ст. 283 ГПК РФ). Заключение эксперта является здесь обязательным доказательством.

Судебно-психиатрическая экспертиза в обязательном порядке назначается также по делам о признании гражданина дееспособным в случае его выздоровления или значительного улучшения состояния его здоровья, а также и по иным делам, возникающим из гражданских, семейных и иных правоотношений.

Круг вопросов, составляющих предмет судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе, может быть достаточно широк. Но, прежде всего, это вопрос, касающийся оценки способности гражданина пользоваться гражданскими правами и выполнять гражданские обязанности.

Статья 29 ГК РФ содержит два критерия признания гражданина недееспособным: 1) медицинский критерий, объединяющий в обобщенных понятиях — «психическое расстройство», «душевная болезнь», «слабоумие» — все формы существующих психических заболеваний, которые могут быть обусловлены различными причинами и характеризоваться различной психопатологической симптоматикой и различным типом течения (иначе это психиатрический критерий); 2) юридический критерий, который определяет характер и глубину этих расстройств, так как не все и не всегда психические расстройства сопровождаются неспособностью больного понимать значение своих действий или руководить ими». Для признания лица недееспособным необходимо совпадение медицинского критерия с юридическим, который, определяет судебно-психиатрическую оценку ситуации.

Таким образом, установление диагноза психического заболевания еще не является достаточным основанием для признания лица недееспособным. Определяющее значение в этих случаях имеет юридический критерий, характеризующий степень и глубину выявленного психического расстройства, лишающего или не лишающего подэкспертного способности понимать значение своих действий и руководить ими.

Судебно-психиатрическая экспертиза

Экспертное заключение о психическом состоянии субъектов уголовного или гражданского процесса. Особенности экспертизы малолетних потерпевших, пострадавших от сексуальных преступлений. Вывод о вменяемости или невменяемости: варианты психических состояний.

Рубрика Государство и право
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 15.10.2009
Размер файла 17,4 K
Это интересно:  Нанять водителя на свою машину

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Основным разделом и приоритетным направлением судебной психиатрии, безусловно, является судебно-психиатрическая экспертиза. Исходя из актуальных потребностей отечественного правосудия, она преследует цель: дать экспертное заключение психическому состоянию подэкспертных (субъектов уголовного или гражданского процесса) во время совершения тех или иных действий, при проведении экспертного обследования и обострении психического заболевания.

Судебно-психиатрическая экспертиза относится к судебным экспертизам, назначаемым и проводимым только при производстве уголовных и гражданских дел. Ее процессуальными основами является правовое соответствие ст.14 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 г., а также УПК РФ и ГПК РФ. Дополняет правовое регулирование ст.52 Основ законодательства об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. В ней говорится, что судебно-психиатрические экспертные комиссии находятся в государственной системе здравоохранения и поэтому судебно-психиатрическая экспертиза производится экспертами-психиатрами или врачами-психиатрами, работающими в учреждениях Министерства здравоохранения России. Однако Основы законодательства предусматривают также возможность включения (по ходатайству гражданина или его адвоката или его законного представителя) в состав экспертных комиссий дополнительно врачей, имеющих специальность — судебная психиатрия с их согласия.

Судебно-психиатрическая экспертиза необходима тогда, когда в ходе судебно-следственного процесса потребовались специальные медицинские знания в области психиатрии.

Таким образом, становится очевидно, что разрабатываемая нами тема актуальна.

Учитывая актуальность темы, автор данного исследования ставит перед собой цель: глубоко и всесторонне осветить вопрос судебно-психиатрической экспертизы свидетелей и потерпевших и несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых в уголовном процессе.

Исходя из поставленной цели автор данной работы считает своей задачей:

охарактеризовать круг вопросов, подлежащих разрешению в рамках судебно-психиатрической экспертизы несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых.

раскрыть круг вопросов, подлежащих разрешению в рамках судебно-психиатрической экспертизы свидетелей и потерпевших.

обратиться к особенностям экспертизы малолетних потерпевших, пострадавших от сексуальных преступлений.

К началу 60-х годов в подходах к разрешению вопроса обозначились две противоположные тенденции. В научных трудах право экспертов на использование терминов «вменяемость» и «невменяемость» почти единодушно отрицалось, тогда как на практике в своих заключениях эксперты-психиатры их повсеместно употребляли.

При всем разнообразии аргументов ученых-юристов в качестве их основного довода фигурировал обычно один:

поскольку вменяемость и невменяемость суть юридические понятия, то и правом их использования в рамках производства по уголовному делу обладают лишь следователь, прокурор, суд. Эксперты-психиатры дают заключения относительно фактических обстоятельств; в данном случае — о психическом состоянии лица, с точки зрения наличия (либо отсутствия) у него болезненного расстройства такой глубины, которая исключает способность к осознанно-волевому регулированию поведения. Но для вывода о вменяемости-невменяемости решения перечисленных вопросов недостаточно. Помимо этого требуется установить, совершило ли лицо деяние, предусмотренное уголовным законом, а саму способность к осознанно-волевому регулированию соотнести не с поведением человека «вообще», но конкретно с тем общественно опасным деянием, которое ему инкриминируется.

Очевидно, что установление таких фактов, как совершение уголовно наказуемого деяния и совершение его данным лицом, не входит в компетенцию эксперта. Следовательно, и вывод о вменяемости-невменяемости остается за пределами его специальных познаний. Изложенную точку зрения следует признать аргументированной и правильной.

Причинами того, что практика шла другим путем, были, по-видимому, сугубо прагматические соображения. Обоснование экспертами-психиатрами своих выводов иногда весьма пространно и занимает значительный по объему фрагмент текста экспертного заключения.

До 1997 г. «вывод о вменяемости лица» имел два способа выражения — «вменяем» или «невменяем». Иных вариантов или хотя бы градаций в ределах одного из названных вариантов действовавший в ту пору УК РСФСР не предусматривал. Положение кардинально поменялось с вступлением в силу с 1 января 1997 г. УК РФ.

В нем появилась беспрецедентная для отечественного уголовного законодательства ст.22 («Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости»). Нововведение стали широко именовать «ограниченной вменяемостью». Такого названия в законе нет, поэтому употреблять его в официальных документах, например в экспертных заключениях, недопустимо. Отсюда и вариант экспертного вывода — «следует считать ограниченно вменяемым» — тоже отпадает.

Вторая законодательная новелла, не известная УК РСФСР 1960 г., касается неболезненных состояний психического недоразвития («отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством»), с наличием которого у несовершеннолетнего ч.3 ст.20 УК РФ связывает возможность освобождения от уголовной ответственности. Причем как не исключающие вменяемости психические расстройства (ст.22 УК), так и неболезненные состояния психического недоразвития (ч.3 ст.20 УК) не позволяют лицу «в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими».

В этих условиях традиционный вывод экспертов «следует считать вменяемым» потенциально стал охватывать уже не один, как прежде, а несколько вариантов психических состояний:

1) полное отсутствие болезненных расстройств или неболезненных отклонений;

2) болезненные психические расстройства, предусмотренные ст.22 УК;

3) состояния неболезненного отставания в психическом развитии несовершеннолетнего, предусмотренные ч.3 ст.20 УК.

Ясно, что теперь, в отличие от периода действия УК РСФСР 1960 г., не знавшего подобных градаций в пределах вменяемости, экспертный вывод «следует считать вменяемым» утрачивает былую определенность и требует уточнений. Приняв во внимание данное обстоятельство, многие эксперты-психиатры решили отказаться от использования терминов «вменяемость» и «невменяемость» и ограничиться в своих заключениях медицинской, точнее — клинической и судебно-психиатрической квалификацией психического состояния обследуемого.

В результате получаем примерно следующие варианты судебно-психиатрических экспертных выводов в рамках как вменяемости, так и невменяемости.

1. У лица не обнаружено никаких болезненных психических расстройств (либо эти расстройства крайне незначительны). При таком варианте экспертного заключения все последующие вопросы к эксперту-психиатру автоматически отпадают, поскольку психиатр не занимается квалификациями психических состояний человека в пределах медицинской нормы. Их выявлением занимается эксперт-психолог.

2. При установлении у обвиняемого во время совершения инкриминируемого ему деяния юридически релевантного болезненного психического расстройства эксперты-психиатры должны определить глубину (тяжесть) этого расстройства, руководствуясь критериями ст. ст.21 и 22 УК. Следовательно, здесь возможны два варианта экспертного вывода:

а) обвиняемый страдает психическим расстройством, вследствие которого он во время совершения инкриминируемого ему деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (критерии ст.22 УК);

б) обвиняемый страдает психическим расстройством, вследствие которого он во время совершения инкриминируемого ему деяния не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (критерии ст.21 УК). При этом эксперты учитывают также характер психического расстройства в соответствии с формулировками медицинского критерия невменяемости — хроническое психическое расстройство; временное психическое расстройство; слабоумие; иное болезненное состояние психики.

3. При отсутствии у обвиняемого болезненного психического расстройства эксперт-психолог в рамках комплексной психолого-психиатрической экспертизы либо однородной судебно-психологической экспертизы, проводимой после судебно-психиатрической, может выявить наличие неболезненных отклонений в психической сфере обвиняемого. К примеру, уже упоминавшееся состояние неболезненного отставания в психическом развитии несовершеннолетнего (ч.3 ст.20 УК). В таком случае вывод эксперта-психолога будет примерно следующим: у обвиняемого обнаружено не связанное с психическим расстройством отставание в психическом развитии, вследствие которого он во время совершения инкриминируемого ему деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (критерии ч.3 ст.20 УК).

Термины «вменяемость» и «невменяемость» в экспертном заключении ни в одном из перечисленных вариантов присутствовать не должны. Отказавшись от их употребления, эксперты заняли правильную позицию, которую уже давно и убедительно обосновали в своих трудах ученые-правоведы и которая позволяет экспертам оставаться в пределах своих специальных познаний.

Однако этот верный и юридически грамотный шаг встретил непонимание со стороны многих следователей и судей. От экспертов-психиатров, в заключениях которых отсутствовали термины «вменяемость» и «невменяемость», стали требовать прямого ответа на вопрос, вменяем данный субъект или нет. Причем дело не всегда ограничивалось вызовом эксперта для допроса. В ряде случаев, не обнаружив в экспертном заключении слов «вменяемость» и «невменяемость», следователь (суд) назначал дополнительную и даже повторную экспертизу.

Перед экспертами-психиатрами возникла непростая дилемма: либо уступить требованиям следователей и судей и вернуться к прежней практике, либо занять твердую позицию в отстаивании принципиально нового решения, каждый раз обосновывая его и защищая дозволенными законом средствами.

Единственно приемлемым в сложившихся условиях представляется второй путь. Как показывает практика, возврат к старому не ограничивается только формальным нарушением границ компетенции эксперта (этим, в крайнем случае, можно было бы пренебречь). Возврат к старому в новых условиях приводит к неправильному истолкованию следователями и судьями отдельных экспертных заключений, что чревато уже процессуальными ошибками.

Так, некоторые следователи и судьи почему-то решили, что экспертный вывод о наличии у обвиняемого психического расстройства, сопровождаемый фразой «следует считать вменяемым «, содержит противоречие. По их мнению, если субъект вменяем, то он непременно должен быть способным «в полной мере» осознавать свои действия и полностью ими руководить. Но мнение это ошибочно. Ведь название ст.22 УК («Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости») и ее текст, начинающийся словами «Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать. «, недвусмысленно свидетельствуют: данная статья Кодекса имеет дело с состояниями лица в пределах вменяемости. «Ограниченная вменяемость» есть вариант вменяемости, но не «промежуточное» состояние между вменяемостью и невменяемостью. Во всяком случае, так следует из текста УК.

Это интересно:  Заявление о ликвидации ооо по форме р15001

Еще сложнее порой дается следователям и судьям оценка заключения комплексной психолого-психиатрической экспертизы о наличии у обвиняемого неболезненного отставания в психическом развитии (ч.3 ст.20 УК) в тех случаях, когда эксперты используют термин «вменяемость», выходя тем самым за пределы своей компетенции. Так, в процессе комплексной экспертизы сначала психиатры отвергают наличие болезненного расстройства и отмечают в тексте заключения, что обвиняемого «следует считать вменяемым». А затем психолог, обнаруживший неболезненное состояние, которое отвечает критериям ч.3 ст.20 УК, в том же заключении пишет о нарушении способности обвиняемого к осознанию и руководству своими действиями.

Ход рассуждений тех, кто усматривает в этом противоречие, проследить несложно. Психиатры вынесли заключение «вменяем». Следовательно, они утверждают: обвиняемый полностью осознавал, что он делал, и полностью руководил своими поступками при совершении уголовно наказуемого деяния. По заключению же психолога, способность обвиняемого к осознанно-волевому регулированию поведения в тот момент была нарушена. Значит, первый вывод противоречит второму.

Выявив данное обстоятельство, следователь (суд) вызывает эксперта-психиатра и эксперта-психолога на допрос, предлагает им «устранить противоречие» и часто спрашивает: так все же, мог или не мог обвиняемый в полной мере осознавать содеянное; мог или не мог он полностью руководить своими поступками? Однако вывод о противоречивости экспертного заключения основан на недоразумении.

Во-первых, здесь, как и в предыдущем варианте, противоречие кроется не в заключении экспертов, а в его неверном истолковании. Во-вторых, последний вопрос, адресованный одновременно психиатру и психологу, неправомерен и тоже базируется на ложных посылках. Чтобы наглядно продемонстрировать это, можно привести пример из общемедицинской практики.

В процессе диспансеризации пациент посещает врачей разных специальностей, каждый из которых после проведенного им осмотра делает запись в истории болезни. Допустим, невропатолог не нашел у пациента неврологической патологии. Обычная для таких случаев запись: заболеваний не обнаружено, пациент практически здоров. В то же время врач-офтальмолог находит у пациента ряд глазных заболеваний и делает об этом соответствующую запись. Противоречит ли одно врачебное заключение другому, если один врач уверяет, что болезней нет и пациент здоров, тогда как, по мнению другого, болезни есть и пациент болен?

Очевидно, что противоречия нет, ибо каждый врач имел в виду лишь узкую группу абсолютно разных болезней. Тот, кто усматривает здесь противоречие, ошибается. А попытка «устранить» это мнимое противоречие с помощью вопроса, адресованного обоим врачам, — так все же, болен пациент или здоров? — приведет лишь к новой ошибке, поскольку всеми возможными болезнями человека и его здоровьем в целом врачи — узкопрофильные специалисты не занимаются.

Аналогичным образом обстоит дело и в приведенном примере с неправильной оценкой заключения комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Предметная область психиатрии и психологии различна; даже в рамках проводимой ими комплексной судебной экспертизы психиатр и психолог решают разные вопросы.

Эксперт-психиатр устанавливает наличие или отсутствие у обвиняемого болезненных психических нарушений (психических расстройств), которые могут повлиять на способность к осознанно-волевому регулированию поведения.

Эксперт-психолог выявляет наличие или отсутствие неболезненных психических состояний. Например, неболезненного отставания в психическом развитии несовершеннолетнего или аффекта (сильного душевного волнения). Подобные состояния тоже влияют на осознанно-волевую регуляцию поведения, ослабляя ее.

Но ни психиатр, ни психолог не устанавливают способность к осознанно-волевой регуляции поведения «вообще». И если эксперт-психиатр не нашел у обвиняемого психических заболеваний, то это не значит, что он автоматически признал обвиняемого способным «в полной мере» осознавать значение своих действий и ими руководить. Ведь данная способность может оказаться нарушенной в силу неболезненных отклонений в психической сфере, установлением которых психиатр не занимается.

Отсюда становится понятной неправомерность вопроса о том, может ли лицо осознавать значение своих действий или руководить ими, когда он обращен одновременно к психиатру и психологу. Заданный в столь абстрактной недифференцированной форме, без указания на возможные причины (болезненные расстройства; неболезненные отклонения), сам вопрос становится беспредметным. Эксперты, обязанные оставаться в границах своей профессиональной компетенции, т.е. в пределах либо психиатрии, либо психологии, просто не в состоянии дать на него ответ.

Попутно заметим, что в действующем уголовном законе нет формулировки о «полной способности» лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, которую можно было бы считать синонимом состояния вменяемости. УК РФ вообще не содержит норм, определяющих понятие «вменяемость» или хотя бы описывающих его основные признаки. Поэтому непонятно, на какие критерии должен опираться эксперт, когда от него требуют дать заключение, что обследованный им обвиняемый, у которого не обнаружено психических расстройств, «вменяем».

Неправомерно употребляемый в экспертных заключениях сам термин «вменяемость» можно считать ключевым в рассматриваемой проблеме. Ведь именно с его неверного истолкования в большинстве случаев начинаются все последующие ошибки и недоразумения, аналогичные тем, которые только что были проанализированы. Эти ошибки непосредственно не связаны с качеством проведенной экспертизы и вытекают из неправильной трактовки предметной («научно-отраслевой») стороны и логической структуры экспертных выводов.

Подводя общий итог, можно отметить следующее.

1. Судебные эксперты любой специальности не вправе давать заключение о «вменяемости» или «невменяемости» обследованного ими обвиняемого, и им не следует использовать указанные термины в своих заключениях и выводах. Во-первых, это неизбежно сопряжено с нарушением границ компетенции эксперта, а во-вторых, способно повлечь фактические и юридические ошибки. Эксперт, от которого требуют в числе прочего дать «заключение о вменяемости», должен отказаться от ответа со ссылкой на ч.1 ст.82 УПК, поскольку вопрос выходит за пределы специальных экспертных познаний.

2. Понятие «ограниченная вменяемость», широко употребляемое в специальной литературе для обозначения психических расстройств, предусмотренных ст.22 УК, и их правовых последствий, в самом законе отсутствует. Использовать данное наименование в процессуальных документах и экспертных заключениях недопустимо.

3. Если при экспертизе обвиняемого эксперты-психиатры пришли к выводу об отсутствии психического расстройства, исключающего (ст.21 УК) либо ослабляющего (ст.22 УК) способность к осознанно-волевому регулированию поведения, а эксперты-психологи выявили ослабление указанной способности в силу неболезненных психических отклонений (например, предусмотренных ч.3 ст.20 УК), то первый экспертный вывод не противоречит второму.

4. Неправомерен адресованный экспертам вопрос о способности обвиняемого к осознанно-волевому регулированию своего поведения «вообще». Подобная недифференцированность редакции вопроса не позволяет ни эксперту-психиатру, ни эксперту-психологу дать на него ответ.

Библиографический список

1. Горленко Е.Е. Задержание и применение мер пресечения к лицам, страдающим психическими заболеваниями // Российский следователь, 2000. №6 — с.11-15.

2. Голоднюк М. Уголовно-процессуальные проблемы патопсихологии // Российский следователь, 2001. №5 — с.17-18.

Подобные документы

Проведение судебно-медицинской экспертизы в соответствии с законодательством. Особенности судебно-психиатрической экспертизы исключительных состояний (невменяемость, недееспособность). Основания и поводы назначения. Оформление результатов экспертизы.

контрольная работа [20,8 K], добавлен 28.08.2009

Основные причины назначения судебно-медицинской экспертизы половых преступлений. Значение судебно-медицинской экспертизы при совершении сексуальных преступлений против несовершеннолетних. Анализ повреждений, характерных для сексуальных преступлений.

реферат [468,9 K], добавлен 18.05.2012

Понятие и виды судебно-психологической экспертизы; порядок назначения и производства. Виды юридически значимых состояний рассматриваемых при проведении судебно-психической экспертизы эмоциональных состояний. Содержание и структура экспертного заключения.

курсовая работа [100,2 K], добавлен 10.09.2014

Решение следователем вопроса о назначении экспертизы, его взаимоотношения с экспертом. Предмет психологической экспертизы. Права и обязанности эксперта-психолога. Категории гражданских дел, по которым назначается судебно-психиатрическая экспертиза.

реферат [19,0 K], добавлен 07.04.2010

Судебно-медицинские знания в выяснении преступлений. Основание и процессуальный порядок назначения судебно-медицинской экспертизы. Объекты судебно-медицинской экспертизы. Судебно-медицинская экспертиза живых лиц, трупов, вещественных доказательств.

курсовая работа [45,3 K], добавлен 28.01.2008

Характеристика основных задач судебно-бухгалтерской экспертизы. Определение о назначении экспертизы. Методика исследования предметов и документов. Заключение эксперта-бухгалтера: понятие, структура, доказательная сила. Признание договора недействительным.

реферат [35,6 K], добавлен 04.04.2018

Проблемы вменяемости-невменяемости и возраста уголовной ответственности в уголовно-правовой теории и практике. Философско-психологическое и естественно-научное обоснование учения о невменяемости. Судебно-психиатрическая точка зрения на невменяемость.

контрольная работа [19,5 K], добавлен 05.09.2009

Понятие, предмет, задачи и методы судебно-бухгалтерской экспертизы, специальные объекты ее исследования. Особенности назначения судебно-бухгалтерской экспертизы в гражданском и арбитражном процессах. Этапы ее производства, заключение эксперта-бухгалтера.

контрольная работа [22,8 K], добавлен 18.03.2017

Исследование исторических аспектов становления правовой категории вменяемости и уменьшенной вменяемости. Характеристика вменяемости и невменяемости в уголовном праве Республики Беларусь. Уменьшенная вменяемость: основные признаки и правовые особенности.

курсовая работа [42,2 K], добавлен 18.09.2013

Уголовно-правовая характеристика вменяемости и невменяемости. Ограниченная вменяемость и уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами. Особенности вменяемости у несовершеннолетних. Проблемы вменяемости и невменяемости в судебной практике.

курсовая работа [44,5 K], добавлен 10.03.2011

Статья написана по материалам сайтов: lartdoll.net, studwood.ru, otherreferats.allbest.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector