Пределы правового регулирования тгп

Предмет, сфера и пределы правового регулирования

2.1. Предмет и сфера правового регулирования. Предмет правового регулирования – это то, что регулируется правом. Правом, как известно, регулируются общественные отношения. Право не способно упорядочивать физические, химические, биологические и другие естественные процессы, которые протекают по своим собственным законам и не зависят от воли и сознания людей. Право способно упорядочивать лишь общественные отношения, отношения, которые складываются между людьми и проявляются в поведении, действиях, деятельности людей. В то же время необходимо иметь в виду, что не все общественные отношения составляют предмет правового регулирования, поскольку не все общественные отношения могут и должны регулироваться правом. Правом, в принципе, могут и должны регулироваться только те общественные отношения, которые входят в сферу правового регулирования.

Предварительно сферу правового регулирования можно определить как круг тех общественных отношений, которые могут и должны регулироваться правом. Но возникает естественный вопрос, какие именно общественные отношения могут и должны регулироваться правом?

Представляется, что это, во-первых, волевые общественные отношения, т. е. отношения, которые возникают и складываются по воле людей и контролируются их сознанием. Право, регулируя общественные отношения, первоначально воздействует на поведение людей. Не случайно в связи с этим поведение людей рассматривается иногда в качестве непосредственного предмета правового регулирования. Если поведение человека не носит волевого характера, не контролируется его сознанием, то оно и не может регулироваться правом. Например, право не может регулировать поведение психически больного человека, поведение человека, находящегося в состоянии гипноза и т. д. Право способно регулировать только волевое поведение людей, а через него волевые общественные отношения.

Во-вторых, правом могут и должны регулироваться только конкретные волевые отношения, т. е. отношения, складывающиеся между конкретными их участниками. В этой связи право не может и не должно регулировать массовые социальные процессы (миграционные, демографические и др.), поскольку они протекают по объективным общественным законам. Как уже отмечалось, право может, так или иначе, воздействовать на эти процессы, но регулировать их не может.

В-третьих, правом могут и должны регулироваться не все конкретные волевые отношения, а только те, которые поддаются внешнему контролю . Право – это внешний регулятор общественных отношений. Оно исходит от государства и воздействует на поведение человека извне независимо от того, положительно или отрицательно относится человек к праву, принимает он его или отвергает. Воздействуя на поведение человека, право может регулировать только те его поступки, которые поддаются внешней регламентации и могут быть проконтролированы извне. Так, например, право не может и не должно регулировать отношения дружбы, товарищества, использование досуга, отдельные внутрисемейные отношения. Они объективно не допускают внешней, формально-юридической регламентации и регулируются иными социальными нормами (обычаями, моралью и т. д.).

Наконец, в-четвертых, правом могут и должны регулироваться не все конкретные волевые отношения, поддающиеся внешнему контролю, а лишь те, которые являются наиболее значимыми для государства и общества . Право должно регулировать не любое, а только социально значимое поведение, поведение, которое затрагивает интересы других людей, общества в целом, государства. В противном случае право превратится в мелочного опекуна, контролирующего каждый шаг человека. Ничего, кроме вреда, такое правовое регулирование принести не способно.

Итак, мы выяснили, какие общественные отношения могут и должны регулироваться правом. Это наиболее значимые для государства и общества конкретные волевые общественные отношения, поддающиеся внешнему контролю. Данные отношения и составляют сферу правового регулирования.

По мнению многих исследователей, общественные отношения, входящие в сферу правового регулирования, составляют предмет правового регулирования. В этом случае между понятиями «предмет правового регулирования» и «сфера правового регулирования» практически никакого различия не проводится. Вместе с тем эти понятия следует различать. Во-первых, предмет правового регулирования, как представляется, составляют не все общественные отношения, входящие в сферу правового регулирования, а только те из них, которые уже регулируются правом. Те же общественные отношения, которые входят в сферу правового регулирования, но правом еще не регулируются, предмет правового регулирования не составляют. Во-вторых, в предмет правового регулирования иногда включаются общественные отношения, которые находятся за пределами сферы правового регулирования. Происходит это потому, что государство в ряде случаев пытается урегулировать и некоторые из тех отношений, что лежат за пределами сферы правового регулирования. При этом оно подчас пытается регулировать отношения, которые не только не должны, но и объективно не могут регулироваться правом. Кроме того, юриспруденция знает немало примеров тому, когда государство при помощи права пыталось, а кое-где и до сих пор пытается регулировать поведение животных и даже «поведение» неодушевленных предметов.

При идеальном соотношении предмета и сферы правового регулирования предмет должен составлять только часть сферы правового регулирования, поскольку право практически никогда не охватывает всех общественных отношений, входящих в сферу правового регулирования. В этом случае предмет правового регулирования будет ýже сферы правового регулирования, и его будут составлять урегулированные правом наиболее значимые для государства и общества конкретные волевые общественные отношения, поддающиеся внешнему контролю .

2.2. Пределы правового регулирования. С предметом и сферой правового регулирования тесно связан вопрос о пределах правового регулирования. Пределы правового регулирования – это границы регулирующего действия права, в рамках которых осуществляется правовое регулирование общественных отношений .

Вопрос о пределах правового регулирования еще не получил должной разработки в отечественной юриспруденции, в связи с чем можно встретить различные его трактовки. Не вдаваясь в анализ взглядов тех или иных авторов по данному вопросу, отметим, что целесообразнее всего различать объективные и субъективные пределы правового регулирования.

Объективные пределы – это границы, которые обусловлены самими общественными отношениями. Говоря о сфере правового регулирования, мы убедились, что не все общественные отношения могут и должны регулироваться правом. Одни общественные отношения объективно не поддаются правовому регулированию и, следовательно, в принципе не могут регулироваться правом, другие правовому регулированию поддаются, но объективно в нем не нуждаются. То есть сами общественные отношения как бы говорят, какие из них могут и должны регулироваться правом, а какие нет. А поскольку сферу правового регулирования составляют общественные отношения, которые могут и должны регулироваться правом, то объективные пределы правового регулирования определяются границами сферы правового регулирования.

Субъективные пределы правового регулирования в отличие от объективных пределов – это границы, которые определяются не общественными отношениями, а правотворческими органами – органами, устанавливающими нормы позитивного права. Правотворческие органы, устанавливая нормы права, определяют, какие общественные отношения и как этими нормами будут регулироваться. Поэтому субъективные пределы правового регулирования – это, прежде всего, предметные пределы, т. е. границы предмета правового регулирования, или сферы урегулированных нормами права общественных отношений. Кроме того, субъективные пределы правового регулирования могут проявляться также в степени (глубине) урегулированности тех или иных общественных отношений и некоторых других показателях. Особого внимания заслуживает вопрос о временных, пространственных и субъектных пределах правового регулирования, в связи с чем необходимо рассмотреть действие норм права во времени, в пространстве и по кругу лиц.

Пределы правового регулирования и естественное право

Страницы в журнале: 35-41

В.В. Кожевников,

доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права Омского государственного университета им Ф.М. Достоевского Россия, Омск

А.И. Красман,

преподаватель кафедры теории и истории государства и права Омского экономического института Россия, Омск lexxuss-19@mail.ru

Рассматриваются пределы правового регулирования как границы сферы правового регулирования и естественное право как фактор, ограничивающий пределы правового регулирования. Автор показывает, что исследование пределов правового регулирования и роли естественного права в установлении ограничений этих пределов играет важную роль в развитии жизни общества.

Ключевые слова: правовое регулирование, сфера правового регулирования, пределы правового регулирования, право, естественное право, позитивное право, нормы права, общественные отношения.

Limits on Legal Regulation and Natural Law

Vladimir V. Kozhevnikov,

Doctor in Law, prof. of Dept. of Theory and History of State and Law in the Omsk FM Dostoevsky State University

Alexey I. Krasman,

Lecturer of Dept. of Theory and History of State and Law in the Omsk Institute of Economics lexxuss-19@mail.ru

The article discusses the limits of the legal regulation as the borders of sphere of the legal regulation and the absence of limits of the legal regulation as the generate tyranny and self-will from the side of imperious structures of the state. The author shows the research of limits of the legal regulation and role of natural law in establishment of limitations of these limits plays an important role in development of life of society.

Keywords: legal regulation, scope of legal regulation, limits of legal regulation, law, natural law, positive law, law, public relations.

Полагаем, что актуальность пределов правового регулирования обусловливается тем обстоятельством, что право является важнейшим, однако не всеобъемлющим регулятором общественных отношений.

Право не должно, да и не может регулировать все общественные отношения, все социальные связи членов общества. На каждом конкретно-историческом этапе общественного развития должна быть достаточно точно определена сфера правового регулирования. В тех условиях, когда сфера правового регулирования заужена, когда не используются возможности права для упорядочения общественных отношений, в обществе возникает угроза произвола, хаоса, непредсказуемости в тех областях человеческих отношений, которые можно и нужно упорядочить с помощью права. А когда сфера правового регулирования неоправданно расширена, особенно за счет централизованного государственно-властного воздействия, создаются условия для укрепления тоталитарных режимов, заурегулированности поведения людей, ведущих к социальной пассивности, безынициативности членов общества [16, с. 147].

В.И. Гойман и Т.Н. Радько подчеркивали, что сфера и пределы правового регулирования указывают на ту область социального пространства, в которой право способно оказывать прогрессивно-преобразующее воздействие на общественную жизнь, направлять человеческую деятельность и способствовать ее развитию. Справедливо утверждается, что «правильное определение сферы и пределов правового регулирования необходимо для того, чтобы исключить использование юридических инструментов в сферах взаимодействия людей, требующих иных средств социальной регуляции» [5, с. 107].

Думается, что при этом нельзя отождествлять такие понятия, как «предмет правового регулирования» и «сфера правового регулирования», что встречается в трудах некоторых ученых. Так, С.С. Алексеев под предметом правового регулирования понимает «разнообразные общественные отношения, которые объективно, по своей природе могут «поддаваться» нормативно-организационному воздействию и в данных социально-политических условиях требуют такого воздействия, осуществляемого при помощи юридических норм, всех иных юридических средств, образующих механизм правового регулирования» [ 2, с. 280; 14, с. 280].

Эти понятия следует различать по следующим основаниям. Во-первых, предмет правового регулирования составляют не все общественные отношения, которые входят в сферу правового регулирования, а лишь те из них, которые уже урегулированы правом. Те же общественные отношения, которые входят в сферу правового регулирования, но правом не урегулированы, предмет правового регулирования не составляют. Во-вторых, в предмет правового регулирования иногда входят общественные отношения, которые находятся даже за пределами сферы правового регулирования. Происходит это потому, что государство в ряде случаев пытается урегулировать и некоторые из тех отношений, которые лежат за пределами сферы правового регулирования. При этом оно пытается подчас регулировать и те отношения, которые не только не должны, но и объективно не могут регулироваться правом [15, с. 321—322]. Иными словами, сфера правового регулирования есть нечто изначальное по отношению к правотворческой деятельности государств, она представляет совокупность неупорядоченных отношений и фактов, упорядочение которых объективно невозможно без использования правовых средств. Сфера правового регулирования есть область потенциальных правовых отношений. Из сказанного вытекает, что сфера (и пределы) правового регулирования не может определяться лишь задачами государства в тот или иной период, а значит, зависеть от его усмотрения, субъективно ограничиваться предписаниями закона [5, с. 107; 23, с. 309].

Н.А. Пьянов справедливо полагает, что при идеальном соотношении предмета и сферы правового регулирования предмет должен составлять только часть сферы правового регулирования, поскольку право практически никогда не охватывает всех общественных отношений, входящих в сферу правового регулирования. В этом случае предмет правового регулирования будет уже сферы правового регулирования, и его будут составлять только те из наиболее значимых для государства и общества конкретных волевых общественных отношений, поддающихся внешнему контролю, которые урегулированы правом [15, с. 322].

С предметом и сферой правового регулирования тесно связан вопрос о пределах правового регулирования, который еще не получил должной разработки в отечественной юриспруденции, в связи с чем можно встретить различные его трактовки. Так, по мнению М.М. Рассолова, пределы правового регулирования должны представляться как некая разумная граница, отделяющая область правового от неправового и очерчивающая рамки применения норм права, предельность его воздействия на сознание и поведение людей; они вытекают из природы человека и общества, предопределены общей культурой и цивилизованностью людей [14, с. 280].

Критически оценивая данное определение пределов правового регулирования, следует отметить, что не совсем понятно акцентирование внимания только на такую форму реализации, как применение норм. При этом, однако, не следует игнорировать, во-первых, так называемое простое правовое регулирование, при котором отсутствует такая факультативная его стадия, как применение норм права, а во-вторых, области саморегуляции, т. е. области действия права, в которой юридическое нормирование государством поведения граждан, их организаций не только не требуется, но даже и вредно. Это такая область, в которой действия (деятельность) людей хотя и имеют правовой характер, но не связаны со специальной юридической регламентацией и не нуждаются в ней. При всем этом, как кажется, авторы, акцентируя внимание на «природе человека», пусть косвенно, указывают на естественное право, ограничивающее пределы правового регулирования.

Некоторые авторы утверждают, что пределы правового регулирования — некая «демаркационная линия», отделяющая область правового от неправового и ограничивающая распространение права, ставящая пределы его воздействия на сознание человека и его деяния. При этом вновь подчеркивается, что они обусловлены неюридическими факторами: природой человеческой деятельности, общей культурой и цивилизованностью, существующей системой отношений, экономическими, историческими, религиозными, национальными и другими факторами [5, с. 108].

Это интересно:  В чем суть понятия реализация права

В.И. Червонюк уточняет, что «пределы правового регулирования обусловлены как спецификой права (как особого регулятора), так и метаюридическими факторами, детерминированы особенностями регулируемых отношений, интересами государства и объектов права» [23, с. 310].

С.С. Алексеев обращает внимание на то, что от характера, вида общественных отношений, составляющих предмет правового регулирования, зависит степень интенсивности правового регулирования, т. е. широта охвата правовым воздействием, степень обязательности правовых предписаний, формы и методы правового принуждения, степень детализированности предписаний, напряженность правового воздействия на общественные отношения [3, с. 214—215].

Представляется интересной позиция ученых, которые связывают пределы правового регулирования с факторами, влияющими на процессы формирования и развития права. К таким факторам, по их мнению, в первую очередь относятся достигнутый обществом экономический уровень развития, природно-климатические и экологические условия жизни (материальный предел правового регулирования). Не менее важным фактором установления пределов правового регулирования признается культурный уровень развития государственно-организованного общества и составляющих его социальных групп (слоев, страт, классов и т. д.) и индивидов, практически и этически он выражается в социальных и индивидуальных правах, определяющих и выражающих отношение друг к другу, к себе, к природе, к своему делу. Ученые проследили следующую зависимость пределов правового регулирования от господствующих в государственно-организованном обществе нравов: чем ниже нравственный уровень общества, в том числе субъектов правового регулирования, особенно властных, тем больше (обстоятельнее, жестче, шире) требуется правовое регулирование для достижения его целей, включая и обеспечение справедливости, гуманности, честности и т. д. [20, с. 225].

Что же касается юридических оснований пределов правового регулирования, то они видятся в конституционно-правовых положениях и общепризнанных принципах и нормах международного права, детерминирующих в значительной мере правовые системы и системы права государственно-организованных обществ, а также в закрепляемом правом компетенционном основании этих пределов. Относительно указанных оснований поясняется, что все субъекты правового регулирования (из их властного рода) должны осуществлять его на всех стадиях этого регулирования в пределах своей компетенции, в том числе правотворческой, правоприменительной и правоохранительной. В этом заключаются функциональные пределы осуществляемого ими правового регулирования.

Учитывая, что субъектами правового регулирования выступают граждане, ученые полагают, что можно выделить другое основание (но в чем-то общее с названным компетенционным основанием) пределов правового регулирования — правосубъектность, которая отражает состояние здоровья, интеллекта и т. д. В зависимости от ее наличия, полноты или отсутствия определяются пределы правового регулирования общественных отношений с участием лиц, обладающих соответствующей правосубъектностью [20, с. 226—227]. Анализ данной позиции позволяет сделать вывод о том, что в данном случае необоснованно, без какой-либо аргументации отождествляют различные по содержанию понятия компетентности и правосубъектности.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что авторы по-разному определяют границы правового регулирования. Так, Н.А. Пьянов полагает, что целесообразнее всего различать объективные и субъективные пределы правового регулирования. Объективные пределы — это границы, которые обусловлены самими общественными отношениями. Говоря о сфере правового регулирования, подчеркивается то, что общественные отношения могут и должны регулироваться правом: одни общественные отношения объективно не поддаются правовому регулированию и, следовательно, в принципе не могут регулироваться правом, другие правовому регулированию поддаются, но объективно в нем не нуждаются. То есть сами общественные отношения как бы говорят, какие из них могут и должны регулироваться правом, а какие нет. Как отмечает Н.А. Пьянов, поскольку сферу правового регулирования составляют общественные отношения, которые могут и должны регулироваться правом, то объективные пределы правового регулирования определяются границами сферы правового регулирования.

Что же касается субъективных пределов правового регулирования, то они трактуются как такие границы, которые определяются не общественными отношениями, а правотворческими органами, которые, устанавливая нормы права, определяют, какие общественные отношения и как будут регулироваться этими нормами. Поэтому резюмируется, что субъективные пределы правового регулирования — это прежде всего предметные пределы, т. е. границы предмета правового регулирования, или сферы урегулированных нормами права общественных отношений. Кроме того, субъективные пределы могут проявляться также в степени урегулированности тех или иных общественных отношений и некоторых других показателях [ 15, с. 322—332].

Из этого следует, что пределы правового регулирования — это своеобразные границы сферы правового регулирования, и для их определения недостаточно ориентироваться только на волю законодателя, ибо эти границы предопределяются в большей степени существующей реальностью, в которую государственная деятельность включается в качестве одного из необходимых факторов. Таким образом, критерии определения границ сфер правового регулирования следует искать, во-первых, в самом характере общественных отношений, а во-вторых, в свойствах права как регулятора этих отношений.

Другой подход к выделению границ сферы правового регулирования, органически дополняющий первый, определяется с позиции возможного и необходимого правового регулирования, верхней и нижней границы. Верхняя граница — возможный предел правового регулирования, а нижняя определяется важностью общественных отношений для государства и общества [17, с. 502; 4, с. 368].

Нижняя граница, обусловливающая необходимость правового регулирования, определяется, как подчеркивалось, важностью для государства и общества тех или иных общественных отношений. Общеизвестно, что большая часть отношений, возникающих в реальной жизни людей, не охвачена правовым регулированием. Порой их значимость для общества возрастает, из частных они становятся общими, единственными, оказывающими значительное воздействие на взаимоотношения людей. В этом случае государство может расширить границы правового регулирования.

Верхняя граница является пределом возможного правового регулирования. Отношения, находящиеся за ним, находятся вне досягаемости государственной власти и регулируются иными, неправовыми нормами. Верхняя граница — граница возможного определяется факторами культуры: уровнем развития общества, его моральными, национальными, религиозными и другими обычаями и традициями.

Полагаем, что в качестве такого фактора выступает и так называемый личностный фактор, к которому можно отнести неотъемлемые права и свободы человека, нашедшие выражение в естественном праве. Последнее выступает специфическим барьером, за которым нецелесообразна праворегулирующая деятельность государства. В отличие от позитивного права, естественное право представляет собой объективно существующее («природное») право, отражающее представление людей об идеалах справедливости и свободы, выступающее первоосновой, своего рода эталоном для права позитивного. Естественное право проистекает из природы человека, человеческого разума, всеобщих нравственных принципов. Оно разумно и справедливо, не связано границами государственных территорий, существует и действует вне времени и вне пространства, распространяется на все страны и народы.

По своей сути естественное право есть совокупность требований, по своей исходной основе непосредственно, без какого-либо человеческого участия рожденных самой натуральной жизнью общества, природой, естеством человеческого бытия, объективными условиями жизнедеятельности, естественным ходом вещей. К числу таких требований относятся право на эквивалент, право старшинства, право народов на определение своей судьбы и др. Основополагающие (базовые) нравственные и правовые идеи, обосновываемые теорией естественного права в качестве естественных законов общественного устройства, составляют прирожденные неотчуждаемые (абсолютные) права человека. Соответственно, своим содержанием естественное право охватывает такие естественные права, как право на жизнь, свободу, равенство, неприкосновенность, частную собственность, достоинство, безопасность, справедливость, право на сопротивление несправедливой власти и другие, вытекающие из естественного порядка вещей, из экономического уклада жизни, духовно-культурной среды обитания людей, естественно-природных условий жизнедеятельности человека. Признание и защита этих прав является главной задачей всякого государства.

С формально-юридической точки зрения естественное право выражается через правовые идеи, принципы права. В контексте нашей статьи является важным то положение, согласно которому естественное право, равным образом как и право позитивное, обладает регулятивными свойствами, однако в механизме действия права первому отводится особая роль: оно выполняет функцию общеправовых принципов [6, с. 65—66].

В свое время В.С. Нерсесянц отмечал, что традиционное и возрожденное естественное право трактуется как предданное (Богом, разумом, природой вещей, природой человека и.д.), предпозитивное (допозитивное, надпозитивное) [13, с. 15 ]. А известный немецкий ученый Г. Радбрух подчеркивал следующее: «Юридическая наука должна вновь вспомнить о тысячелетней мудрости античности, христианского средневековья и эпохи Просвещения о том, что есть более высокое право, чем закон, — естественное право, божественное право, разумное право, короче говоря, надзаконное право, согласно которому неправо остается неправом, даже если его отлить в форму закона» [8, с. 33]. Безусловно, что нами имеется в виду возрожденное естественное право, которое видит источник права не в статичной богоданной природе человека, обусловливающей вечный, неизменный характер естественного права, а в динамичной «природе вещей», представляющей собой комплекс объективных, исторически изменчивых жизненных отношений, которые «несут в себе свою меру и свой порядок» [7, с. 132]. И хотя по сложившейся традиции эти права человека продолжают называть естественными, данное обстоятельство вовсе не значит, что они рассматриваются как естественные в прямом смысле слова, т. е. как природные, прирожденные или «принадлежащие каждому от рождения».

Для представителей концепции «возрожденного естественного права» характерно понимание того, что права человека, как и право вообще, суть социально-культурное, а не природное явление и те или иные права в том или ином объеме принадлежат человеку не «от рождения человека», а от рождения в таком сообществе (в силу нахождения в таком сообществе), в котором эти права признаются за каждым его членом. Восприятие естественного права становится иным: правовые предписания уже не предполагают построения конкретных целей в жизни общества, а ищут только абсолютного начала, исходя из которого можно решать любые задачи позитивного права. Таким образом, проявляется социальная нацеленность права и обосновываются требования, суть которых сводится к следующему: государство больше не является сторонним наблюдателем общественных проблем, «ночным сторожем», а становится действенным участником охраны прав и свобод своих граждан. Государство возлагает на себя социальные функции, деятельно отстаивая интересы не только и не столько обеспеченных граждан, сколько создавая прожиточный минимум для обездоленных, неимущих лиц, нуждающихся в материальных средствах со стороны государства [22, с. 70].

Сегодня параллельное существование естественного и позитивного права мало у кого вызывает сомнение: эти понятия на протяжении тысячелетий различались в мировом политико-правовом опыте. Иными словами, с позиции О.В. Мартышина, «теория естественного права вполне совместима с анализом системы позитивного права, если верно определить ее место, если рассматривать как идеал. Неразрешимые проблемы возникают тогда, когда естественное право понимается не как идеал, а буквально, т. е. выдается за действующее право. Это создает путаницу» [12, с. 64].

Традиция понимания естественного права как идеала имела и имеет своих сторонников. Так, И.А. Ильин писал, что «естественное право понимается как обусловленные природной и социально-естественной средой требования и идеалы, которые, преломившись через правосознание, приобретают правовой облик и в соответствии с этим выступают в виде правовых требований и прообразов юридических норм — норм позитивного права» [9, с. 218].

По мнению Р. Штаммлера, норма естественного права не должна иметь какого-либо «положительного значения, т. е. быть обязательной для исполнения членами общества наряду с нормами, выраженными в законах», она обращается только к законодателю [25, с. 181]. Р. Штаммлеру вторит П.И. Новгородцев, отмечая, что «современная юриспруденция относит название права исключительно к нормам положительным, признанным в законе или обычае» [цит. по: 18, с. 238].

В.А. Четвернин отмечает: современные правовые доктрины Германии исходят из того, что естественные права человека становятся «юридическими» основными правами и свободами лишь тогда, когда они закрепляются конституциями и законами [24, с. 60]. Авторы в категоричной форме подчеркивают, что позитивное и естественное право не совпадают, поскольку последнее является идеалом позитивного права.

Высшее естественное право воплощает в себе ценности добра и справедливости, а позитивное право, создаваемое законодателем, имеет смысл и оправдано лишь постольку, по-скольку оно есть продукт практического умения людей творить добро и справедливость на этой земле [19, с. 33]. Именно поэтому нельзя естественное право включать в общее определение права, ибо этим будет подорвана основная идея естественной доктрины. Ведь суть этого учения как раз в том и состоит, чтобы не смешивать два разных феномена — законы государства и «прирожденные» права личности. Дж. Дель Веккдо отмечал, что «было бы ошибочным ставить идею естественного права, т. е. правовой идеал, на место понятия права, так же как пытаться выяснить этот идеал путем определения понятия права, так как они принадлежат к разным сферам бытия, что позволяет им существовать независимо друг от друга» [цит. по: 10, с. 100].

Современные ученые считают, что недопустимо и вредно как отождествление, так и противопоставление естественного и позитивного права [21, с. 240]. В этой связи следует обратить внимание на точку зрения О.В. Мартышина, полагающего, что «весь смысл концепции естественного права состоит в том, чтобы превратить идеальное право в действующее, устранить разрыв между ними» [11, с. 239].

Думается, что на фоне этих высказываний необоснованным выглядит утверждение Е.А. Фроловой о том, что «параллельное существование позитивного и естественного права опасно тем, что последнее не только критически оценивает нормы действующего законодательства, но и стремится подменить собой предписания положительного права» [22, с. 71]. Автор полагает, что это может привести к дуализму права, при котором, с одной стороны, в государстве действуют нормы позитивного права в виде изменяющегося законодательства, а с другой — одновременно существует некое «желательное» право, предписания которого ориентированы на природу человека и его здравый рассудок, а следовательно, более стабильны. Е.А. Фролова считает, что нежелательность, временами и практическая опасность, даже «социальный вред» этого дуализма заключается в том, что в одном и том же месте в одно и то же время образуются одновременно два права, две шкалы правовых требований. Наконец, обращено внимание и на то, что «в силу удвоения правовых предписаний становится сложно определять не только нормы материального, но и процессуального законодательства». Как будет разрешен конкретный правовой спор, во многом зависит не только (и не столько) от буквы закона, сколько от усмотрения должностных лиц, совести и правового сознания правоприменителей [22, с. 71].

Это интересно:  Замеры температуры воздуха в квартире правила

В заключение еще раз подчеркнем важность естественного права в качестве специфического фактора, ограничивающего пределы сферы правового регулирования. Попутно отметим, что естественное право как идеальное право в определенной степени актуализирует такой элемент механизма правового регулирования, создающий субъективную среду его работы, как правосознание, выступающее «в качестве связующего звена между портативным выражением воли законодателя и реальными общественными отношениями», которое «как бы окружает право со всех сторон, создает общую атмосферу, в которой формируются и функционируют нормы права» [1, с. 518].

1. Абдулаев М.И., Котаров С.Л. Проблемы теории государства и права. — СПб., 2003.

2. Алексеев С.С. Общая теория права: учеб. — М., 2008.

3. Алексеев С.С. Теория права. — М., 1995.

4. Винниченко О.Ю., Попов В.И. Теория государства и права: учеб. пособие. — М., 2010.

5. Гойман В.И., Радько Т.Н. Право в системе нормативного регулирования // Общая теория права и государства: учеб. / под ред. В.В. Лазарева. — М., 1999.

6. Гойман-Колинский И.В., Иванец Г.И., Червонюк В.И. Элементарные начала общей теории права: учеб. пособие. — М., 2003.

7. Гринберг Л.Б. «Природа вещей» в современной буржуазной философии права // Советское государство и право. 1971. № 6. С. 132.

8. Дробязко С.Г., Козлов В.С. Общая теория права: учеб. пособие. — Минск, 2005.

9. Ильин И.А. Теория права и государства / под. ред. В.А. Томсинова. — М., 2008.

10. Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. — М., 1999.

11. Мартышин О.В. Понятие и функции права // Теория государства и права: учеб. / под ред. О.В. Мартышина. — М., 2007.

12. Мартышин О.В. О концепции учебника теории государства и права // Государство и право. 2002. № 8. С. 64.

13. Нерсесянц В.С. Юриспруденция. Введение в курс общей теории права и государства. — М., 2000.

14. Проблемы теории государства и права / отв. ред. М.М. Рассолов.— М., 2007.

15. Пьянов Н.А. Консультации по теории государства и права: учеб. пособие. — Иркутск, 2008.

16. Русинов Р.К. Правовое регулирование и его механизм // Теория государства и права: учеб. / отв. ред. В.Д. Перевалов. — М., 2007.

17. Теория государства и права: учеб. / под ред. М.М. Рассолова, В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева. — М., 2000.

18. Теория государства и права: учеб. / под. ред. О.В. Мартышина. — М., 2007.

19. Теория государства и права / под ред. Г.Н. Ма-нова. — М., 1995.

20. Тузов Н.А. Правовое регулирование // Проблемы теории государства и права: учеб. / под ред. В.М. Сырых. — М., 2008.

21. Федорченко А.А., Шагиева Р.В. Право в системе регулирования общественных отношений // Актуальные проблемы теории государства и права: учеб. пособие / отв. ред. Р.В. Шагиева. — М., 2010.

22. Фролова Е.А. Методологические основы разграничения концепций правопонимания // Государство и право. 2009. № 4.

23. Червонюк В.И. Теория государства и права: учеб. — М., 2006.

24. Четвернин В.А. Понятие права и государства. Введение в курс теории права и государства. — М., 1997.

25. Штаммлер Р. Хозяйство и право с точки зрения материалистического понимания истории. — Спб., 1907. Т . 1.

Вопрос 44. Предмет, способ, типы и пределы правового регулирования

Правовое регулирование — процесс целенаправленного воздействия государства на общественные отношения при помощи специальных юридических средств и методов, которые направлены на их стабилизацию и упорядочивание.

Особенность правового регулирования как отдельного вида социального регулирования заключается в том, что воздействие на поведение людей и общественные отношения осуществляется исключительно при помощи специальных правовых средств и методов. Правовое регулирование следует отличать от правового воздействия. Под ним понимается весь процесс влияния права на социальную жизнь общества. Предмет правового воздействия намного шире предмета правового регулирования, который содержательно входит в него.

Предмет правового регулирования — это совокупность общественных отношений, на которые направлено воздействие правовых средств и методов. Предмет существует как у каждого отдельно взятого правого средства (норма права, институт права, отрасль права, правоприменительный акт), так и в целом предмет представляет собой совокупность всех общественных отношений, на которые целенаправленно воздействует право. Посредством права невозможно урегулировать абсолютно все общественные отношения, поэтому должна быть достаточно точно определена сфера их регулирования. В сферу правового регулирования должны входить все те отношения, которые уже урегулированы правом — они составляют собственно предмет, а также те, которые только нуждаются в таком регулировании.

В сферу правого регулирования принято включать три группы общественных отношений:

· отношения людей по обмену материальными либо нематериальными ценностями (экономические отношения);

· отношения по властному управлению (политические отношения);

· отношения по обеспечению правопорядка (обеспечивают функционирование первых двух групп).

Пределы правового регулирования подразделяются на:

Ø Объективные — зависят от природных, технических, социальных и иных факторов, которые делают невозможным воздействия права на те либо иные общественные отношения (отсутствие технической возможности, финансово-материальных средств и др.);

Ø Субъективные — всегда зависят от воли законодателя, не желающего по тем или иным причинам регулировать определённые общественные отношения.

Способы

Способы правового регулирования представляют из себя основные пути регулирующего воздействия права на общественные отношения, характеризующиеся следующими предписаниями, зафиксированными в норме права:

Дозволение— предоставление управомоченному лицу возможности совершать определённые действия, при этом такое лицо по своему усмотрению может уклониться от их совершения или не воспользоваться ими вообще (например, собственник вещи вправе владеть, пользоваться и распоряжаться ею; граждане вправе избирать и быть избранными в органы власти).

Позитивное обязывание— обязанность какого-либо лица совершить определённое действие, при этом он не имеет возможности уклониться от такого совершения или проигнорировать его (например, обязательства по уплате налогов, по исполнению договора; воинский долг).

Запрет (негативное обязывание) — обязанность какого-либо лица воздержаться от совершения определённых действий под угрозой, в случае неисполнения такого требования, применения различного рода санкций (например, при совершении преступлений или административных правонарушений).

Методы

Методы образуют совокупность способов, приёмов и средств, используемые в процессе правового регулирования, и свойственные какому-либо институту, отрасли права или иному элементу системы права.

Императивный (субординации) — воздействие на общественные отношения, когда субъекту предписывается строго заданный вариант поведения и он не имеет возможности уклониться от его осуществления под угрозой применения мер принуждения. Присуще отраслям публичного права, где имеют место отношения власти и подчинения.

Диспозитивный (координации) — при регулировании отношений между субъектами предусматриваются лишь общие рамки возможного поведения, при этом внутри них субъекты вправе самостоятельно предусмотреть иной вариант поведения по своему усмотрению, в том случае, если таким правом они не воспользовались, их отношения будут регулироваться согласно общим предписаниям. Классический метод всех отраслей частного права, основанных на равенстве сторон.

Поощрительный — субъекту предписывается определённый вариант поведения, при этом за качественно совершённое исполнение предполагается мера дополнительного благоприятного воздействия (поощрение).

Рекомендательный — субъекту определяется возможный вариант поведения, но он не обязан его придерживаться и может свободно уклониться от исполнения.

Типысочетают в себе способы правового регулирования в зависимости от их целевой направленности и свойственны определённой совокупности отраслей права.

Общедозволительный — субъекту предоставляется возможность выбирать любой вариант поведения, кроме тех, что прямо и строго сформулированы в виде запретов. Такие запреты очень точно определены, а круг дозволенного не ограничен. Правовая формула выглядит следующим образом: «разрешено всё то, что прямо не запрещено». Таким путём регулируется, как правило, правовой статус личности; осуществление гражданского и предпринимательского оборота.

Разрешительный — субъект вправе осуществлять только тот вариант поведения, который ему прямо разрешён, всё остальное считается запрещённым и требует специального разрешения. Правовая формула выглядит следующим образом: «запрещено всё то, что прямо не разрешено». Таким образом регулируются практически все отношения в сфере публичного права, подобная схема также может иметь место и при регулировании отношений в сфере частного права, например, осуществление отдельных видов деятельности, на которые требуется разрешение (лицензия).

Некоторые исследователи полагают, что существует необходимость выделения ещё одного типа регулирования — Дозволительно-обязывающего[3]. Он предоставляет субъекту тот объём прав, который необходим для исполнения его обязанностей. Здесь достаточно точно определены права и обязанности субъекта, а всё то, что находится за их пределами изымается из сферы регулирования. Правовая формула выглядит следующим образом: «дозволено только то, что предписано законом».

Вопрос 45. Содержание правоотношения

Содержание правоотношения имеет двойственный характер. Различают юридическое и фактическое содержание.

Юридическое содержание правоотношения — это возможность определенных действий управомоченного, необходимость определенных действий или необходимость воздержания от запрещенных действий обязанного, а фактическое — сами действия, в которых реализуются права и обязанности. Юридическое и фактическое содержание не тождественны. Первое богаче второго, включает в себя неопределенное количество возможностей. На

пример, лицо, имеющее среднее образование, обладает правом поступления в вуз, т. е. перед ним большой выбор возможностей, составляющих содержание его субъективного права. Однако реально можно поступить лишь в один вуз при условии успешной сдачи вступительных экзаменов. Таким образом, фактическое содержание — только один из возможных вариантов реализации субъективного права.

Содержание правоотношения — это субъективные юридические права и обязанности. Субъективное право и соответствующая ему обязанность образуют юридическую связь управомоченной и обязанной сторон. Причем правовое отношение может состоять из одной или нескольких юридических связей. Например, правоотношение, возникающее на основе договора купли-продажи, включает в себя как минимум две правовые связи: первая — право покупателя получить товар и обязанность продавца передать товар покупателю; вторая — право продавца получить деньги за товар и обязанность покупателя заплатить за него согласованную в договоре сумму.

Существует два типа правовых связей: относительные, возникающие между отдельными лицами (субъектами права), и абсолютные — между субъектом права и обществом (всяким и каждым).

Субъективное право — это предусмотренная для управомоченного лица в целях удовлетворения его интересов мера возможного поведения, обеспеченная юридическими обязанностями других лиц.

Признаки:

1. Субъективное право есть мера возможного поведения. Мера означает границу, предел проявления чего-нибудь. Применительно к субъективному праву мера включает в себя вид и размер возможного поведения. Например, закон, регулирующий право на оплачиваемый отпуск (ст. 66, 67 КЗоТ РСФСР), определяет и вид поведения (ежегодный отпуск с сохранением среднего заработка), и его размер (продолжительность отпуска). Субъективное право — это возможное поведение, т. е. носитель субъективного права всегда имеет выбор: действовать определенным образом или воздержаться от действий.

2. Содержание анализируемого права устанавливается нормами права и юридическими фактами.

3. Осуществление субъективного права обеспечено обязанностью другой стороны. В одних случаях эта обязанность состоит в воздержании от действий, нарушающих субъективное право другой стороны, в других — данное право обеспечивается исполнением обязанности, т. е. активными действиями обязанного лица.

4. Субъективное право предоставляется управомочен-ному лицу для удовлетворения его интересов; при отсутствии последнего стимул для осуществления субъективного права теряется.

5. Данное право состоит не только в возможности, но и в юридическом или фактическом поведении у право-моченного лица.

Субъективное право — сложное явление, включающее в себя ряд правомочий: а) право на собственные фактические оействия, направленные на использование полезных свойств объекта права (например, собственник вещи вправе использовать ее по прямому назначению); б) право на юридические действия, на принятие юридических решений (собственник вещи может ее заложить, подарить, продать, завещать и т. д.); в) право требовать от другой стороны исполнения обязанности, т. е. право на чужие действия (заимодавец имеет право требовать от заемщика возврата денег или вещей); г) право притязания, которое заключается в возможности привести в действие аппарат принуждения против обязанного лица, т. е. право на принудительное исполнение обязанности (в принудительном порядке может быть взыскан долг, произведено восстановление рабочего или служащего на работе).

Юридическая обязанность есть предписанная обязанному лицу и обеспеченная возможностью государственного принуждения мера необходимого поведения, которой оно должно следовать в интересах управомоченного лица.

Юридическая обязанность имеет следующие признаки:

1. Это мера необходимого поведения, точное определение того, каким оно должно быть. Соблюдение такой меры обязательно, ибо обязанность обеспечена возможностью государственного принуждения (если обязанность состоит в уплате долга, то точно должны быть определены размер долга, срок уплаты и т. д.).

2. Она устанавливается на основе юридических фактов и требований правовых норм.

3. Обязанность устанавливается в интересах управомоченной стороны — отдельного лица или общества (государства) в целом.

4. Обязанность есть не только (и не столько) долженствование, но и реальное фактическое поведение обязанного лица.

5. У обязанного лица нет выбора между исполнением и неисполнением обязанности. Невыполнение или ненадлежащее выполнение юридической обязанности является правонарушением и влечет меры государственного принуждения.

Юридическая обязанность имеет три основные формы: воздержание от запрещенных действий (пассивное поведение); совершение конкретных действий (активное поведение); претерпевание ограничений в правах личного, имущественного или организационного характера (мер юридической ответственности).

Субъективное право и обязанность неразрывно связаны. Нет субъективного права, не обеспеченного обязанностью, и нет обязанности, которой не соответствовало бы право. Как магнит не «живет», когда нет одного из полюсов, так и правоотношение не существует, если нет или управомоченной, или обязанной стороны. Названное единство можно проследить в действиях, поступках людей. Фактическое поведение является одновременно правом для одной стороны и обязанностью для другой. Например, оплата в повышенном размере сверхурочной работы — обязанность администрации, получение такой платы — право рабочего.

Это интересно:  Права и обязанности страхователя

Вопрос 46. Законность и правопорядок.

Законность — политико-правовой режим или принцип реального действия права в государстве, при котором государственные органы, должностные лица и граждане строго соблюдают правовые нормы и, в первую очередь, законы.

Принципы законности — это обусловленные характером формирования и функционирования правовой системы исходные положения, которые лежат в основе реализации правовых предписаний и в основе требований к поведению субъектов правовых отношений.

Принципы:

· Верховенство закона (обеспечивает иерархическую стройность системы нормативных актов, когда подзаконный правовой акт не противоречит закону)

· Единство законности (предполагает её действие на всей территории государства);

· Всеобщность законности (подразумевает её действие на всех лиц);

· Целесообразность законности (способствует достижению целей государства и общества, которые выражаются в праве, в законе);

· Равенство перед законом (предоставление одинаковых прав и предъявление единых требований ко всем гражданам);

· Гарантированность основных прав и свобод граждан (всеобщая защита индивида и необходимость обеспечения приоритета общегуманитарных ценностей);

· Неотвратимость наказания за совершённое правонарушение (характеристика юридической природы законности);

· Взаимосвязь законности и культурности (характеризует нравственную природу законности; без достижения определенного уровня правовой культуры всеми субъектами права, населением страны в целом, невозможно обеспечить должный уровень законности).

Гарантии законности — это объективные условия, субъективные факторы, а также специальные средства, обеспечивающие режим законности.

Общие гарантии законности— реально складывающиеся в жизни общества возможности, которые в той или иной степени обеспечивают реализацию правовых предписаний. Среди них рассматривают:

Экономические гарантии. Являются основой для всех других гарантий. Кризис в экономике ведет к ослаблению законности. Экономическая свобода не всегда способствует укреплению законности. Уровень законопослушания снижается в результате невыполнения государством своих социальных обязательств перед гражданами (отсутствует поддержка незащищенных слоев населения, массовые невыплаты зарплат, развал системы бесплатной медицинской помощи, образования и т. д.). Безработица также является «резервом» преступности.

Политические гарантии. Это функционирование политической системы общества. Демократия, разделение властей, политический плюрализм, свобода печати являются политическими предпосылками законности. Но самое главное, чтобы политические права и свободы не были декларативными, а реализовывались.

Духовные гарантии. Это мировоззрение, правосознание, высокий уровень общей и правовой культуры населения, мораль, глубокое уважение к требованиям права, развитие юридической науки.

Общественные гарантии. Это меры, применяемые общественностью в целях борьбы с нарушениями законности, для ее поддержания и укрепления (комиссии, комитеты, добровольные народные дружины, средства массовой информации).

Специальные гарантии законности — юридические и организационные средства, предназначенные исключительно для обеспечения законности.

Юридические гарантии (закрепленные в действующем законодательстве способы и средства, а также организационно-правовая деятельность по их применению, непосредственно направленные на обеспечение законности, на беспрепятственно осуществление прав и свобод и на их защиту). Это может быть дальнейшее развитие, совершенствование и повышение эффективности законодательства как нормативной основы законности, улучшение правотворческой деятельности государства. Законодательство также должно отвечать требованиям времени. Внутриведомственный и межведомственный контроль за законностью. Внутриведомственный заключается в контроле вышестоящего органа за соблюдением законности в деятельности подчиненных ему нижестоящих органов, то есть осуществляется по вертикали (контроль прокуратуры за полицией). Судебный контроль за деятельностью всех органов государственной власти и должностными лицами. Жалобы и заявления граждан, их своевременное и правильное рассмотрение. Адвокатура также играет немаловажную роль в укреплении законности.

Формы законности

§ Воплощение в законодательстве лучших правовых идей, приоритета прав и свобод человека, справедливость Конституции и законов, их соответствие реальным общественным отношениям.

§ Верховенство основного закона — иерархия нормативно-правовых актов (подчинение всех подзаконных актов законам, а законов конституции).

§ Неукоснительное соблюдение законов, других нормативно-правовых актов и судебных решений всеми членами общества, государственными органами и должностными лицами, обязанными воплощать право в жизнь (принцип верховенства закона в правовом государстве).

§ Эффективная государственная и общественная защита действия конституции и законов.

Правопорядок — состояние общественных отношений, при котором обеспечивается соблюдение закона и иных правовых норм, одна из составных частей общественного порядка. Это состояние фактической урегулированности социальных связей, качественное выражение законности.

Правопорядок характеризуется уровнем законности в государстве и степенью реализации прав и свобод граждан, а также исполнением ими и государственными органами возложенных законом обязанностей.

Основными признаками правопорядка являются:

o его регламентация правовыми нормами

o реальное воплощение содержания данных норм в жизни, урегулированность на их основе общественных отношений

o гарантированность государством.

К главным принципам правопорядка относятся:законность, конституционность,целостность,

структурность, иерархичность, нормативность, справедливость, подконтрольность, простота, гарантированность.

Структуру правопорядка составляют:

§ правовая организация общества (законы и легитимизированные ими государственные органы, а также негосударственные образования и граждане);

§ правоотношения и связи в обществе;

§ а также определённая (нормативная) упорядоченность этих правоотношений и связей (чёткое определение статуса участников правоотношений, их субъективных прав и юридических обязанностей, полномочий).

Правопорядок может быть классифицирован по территориальному охвату (правопорядок в государстве, городе и т.д.), а также по отраслям права и правовому охвату (конституционный, административный, финансовый и т.д.).

Выделяют следующие признаки правопорядка:

Определённость. Правопорядок базируется на формально-определённых правовых предписаниях.

Системность. Правопорядок — это система отношений, основанная на единой сущности права, господствующей форме собственности, системе экономических отношений и обеспечивается силой единой государственной власти.

Организованность. Правопорядок возникает при организующей деятельности государства, его органов.

Государственная гарантированность. Существующий правопорядок обеспечивается государством, охраняется им от нарушений.

Устойчивость. Возникающий на основе права и обеспечиваемый государством правопорядок достаточно стабилен, устойчив.

Единство. Основанный на единых политических и правовых принципах, обеспечиваемый единством государственной воли и законности, правопорядок один на территории всей страны. Все его составляющие в равной степени гарантируются государством, любые его нарушения считаются правонарушениями и пресекаются государственным принуждением.

6.Пределы правового регулирования.

Существуют два противоположных подхода к регуляции общественных отношений. Первый подход основан на концепции «государства ночного сторожа», согласно которой государство должно регулировать лишь важные, наиболее значимые общественные отношения, не вмешиваясь в абсолютное большинство отношений между людьми.

В связи с этим возникает вопрос о пределах, границах государственной деятельности, за которыми либо нецелесообразно, либо вообще невозможно правовое регулирования. Необходимо иметь в виду, что всегда есть какая-либо часть общественных отношений, которые, находясь в сфере правового регулирования, не регламентированы нормами права, или наоборот, предусмотрены нормами права, но выходят за пределы правовой сферы.

Как известно, законность и правопорядок нарушаются не только в случае несоблюдения действующих законов, но также и при выходе в процессе законодательной и правоприменительной деятельности за пределы правовой сферы. Одними из первых, кто задался вопросом о пределах правового регулирования, были сторонники естественно-правовых воззрений. Они провозглашали правило, согласно которому позитивное право должно основываться на праве естественном, соответствовать ему, не нарушать его и не выходить за его пределы. Мерилом для государства должны являться естественные, неотчуждаемые права человека.

Понятие пределов правового регулирования тесно связано с правовой категорией «сфера правового регулирования». Сфера правового регулирования — совокупность отношений, складывающихся между людьми, сопровождающих их жизненных фактов и обстоятельств, которые объективно могут и с точки зрения современных задач государства должны быть или уже подвергнуты правовой регламентации.

Здесь же заметим, что правовое регулирования не только распространяется на общественные отношения и связи между людьми, но также на события, происходящие помимо воли и сознания людей. Из всего многообразия фактов и отношений правовым регулированием охвачена только их часть, что предопределяется как материальными, так и идеологическими условиями, а, в конечном счёте, – объективными потребностями общественного развития. Часть отношений, несмотря на их законодательную регламентацию, не может включаться в сферу правового регулирования, так как их юридическое оформление произошло по ошибке законодателя, либо регулируют отжившие, устаревшие отношения, которые законодатель вовремя не отменил. Такое положение возникает в силу объективных причин (быстрый темп экономического, социального развития), так и по причинам субъективным (не оперативность нормотворческих органов). Поэтому, прежде чем относить к правовой сфере какие-либо отношения, они должны быть проверены с точки зрения их соответствия объективным критериям, когда они не только могут, но и должны быть урегулированы в законодательном порядке.

Вообще всё многообразие отношений в обществе можно условно разделить на следующие группы: 1) отношения, которые не могут быть урегулированы правом и не урегулированы правом; 2) отношения, которые не могут быть урегулированы правом, но, тем не менее, правом урегулированы; 3) отношения, которые могут быть урегулированы правом, но не должны и не урегулированы им; 4) отношения, которые могут быть урегулированы правом, хотя и не должны быть им урегулированы; 5) отношения, которые могут и должны быть урегулированы правом и урегулированы им; 6) отношения, которые могут быть урегулированы правом, должны быть им урегулированы, но не урегулированы. Полагаем, что в сферу правового регулирования входят лишь две последние разновидности общественных отношений.

Пределы правового регулирования – это своеобразные границы сферы правового регулирования, и для их определения недостаточно ориентироваться только на законодателя, его волю, ибо эти границы предопределяются в большей степени существующей реальностью, в которую государственная деятельность включается в качестве одного из необходимых факторов.

Критерии определения границ сферы правового регулирования следует искать: а) в самом характере общественных отношений; в) в свойствах права как регулятора этих отношений. В одних случаях, в определённой политико-экономической обстановке, можно наблюдать расширение границ, пределов правового регулирования; в других – сужение государственно-правовой сферы.

На основе изложенного, границы правового регулирования могут быть рассмотрены с двух сторон: его возможности и необходимости. Иными словами, это два предела правового регулирования: верхний (внешние границы) и нижний (внутренние границы).

Верхний – является пределом возможного правового регулирования. Отношения, находящиеся за ним, находятся вне досягаемости государственной власти и регулируются иными, не правовыми нормами.

Верхняя граница (возможного) определяется факторами культуры – уровнем развития общества, его моралью, национальными, религиозными и другими обычаями и традициями. В последнее время особое внимание уделяется личностным факторам, к которым можно отнести неотъемлемые права и свободы человека. Они также могут рассматриваться в качестве специфического барьера, за которым нецелесообразна регулирующая деятельность государства. [291] Вместе с тем, практика свидетельствует о том, что государство зачастую принимает попытки преодолеть эти границы, поставить в правовые рамки объективные процессы развития природы, общества, зарегламентировать жизнь человека, ограничить его права, что приводит к негативным последствиям.

Нижняя граница (необходимого вмешательства) определяется важностью для государства и общества тех или иных общественных отношений. Общеизвестно, что большая часть отношений, возникающих в реальной жизни между людьми, не охвачена правовым регулированием. Порой их значимость для общества возрастает, из частных они становятся общими, существенными, оказывающими значительное воздействие на взаимоотношения людей. В этом случае государство может расширить границы правового регулирования. Вместе с тем, не нуждаются в государственном регулировании те общественные отношения, которые поддерживаются путём саморегулирования без вмешательства государства.

Желаемый порядок в обществе сохраняется посредством воздействия на общественные отношения норм морали, обычаев, других неправовых социальных регуляторов. Эти отношения также находятся за пределами нижней границы правового регулирования. Государство постоянно стремится переступить нижние границы сферы правового регулирования, охватить им как можно большее число общественных отношений. Данная тенденция опасна чрезмерной заурегулированностью, установлением так называемого «полицейского порядка». Эта опасность ещё более возрастает в связи со стремлением определять сферу правового регулирования посредством не закона, а подзаконных актов. Хотя при этом следует учитывать то, что опосредованно законом, не всегда может регулироваться другими нормативными актами.

Думается, что предложенный подход при определении границ сферы правового регулирования не исчерпывает и иных научных позиций. В частности, речь об объективных и субъективных пределах регулирования.

Объективные пределы — это пределы, которые обусловлены самими общественными отношениями. Говоря о сфере правового регулирования, мы обращаем внимание на то, что не все общественные отношения могут и должны регулироваться правом: одни общественные отношения объективно не «поддаются» правовому регулированию, и, следовательно, в принципе не могут регулироваться правом; другие правовому регулированию «поддаются», но объективно в нём не нуждаются. То есть сами общественные отношения как бы говорят, какие из них могут и должны регулироваться правом, а какие нет. А поскольку сферу правового регулирования составляют общественные отношения, которые могут и должны регулироваться правом, то объективные пределы правового регулирования определяются границами сферы правового регулирования.

Субъективные пределы правового регулирования, в отличие от объективных, – это пределы, которые определяются не общественными отношениями, а правотворческими органами, устанавливающими нормы позитивного права и определяющими, какие общественные отношения и как этими нормами будут регулироваться. Поэтому субъективные пределы правового регулирования – это, прежде всего, предметные пределы, т.е. границы предмета правового регулирования или сферы урегулированных нормами права общественных отношений. Кроме того, субъективные пределы правового регулирования могут проявляться также в степени урегулированности тех или иных общественных отношений и некоторых других показателях. [292]

Статья написана по материалам сайтов: www.sovremennoepravo.ru, megaobuchalka.ru, sci-book.com.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector