Как бороться с терроризмом кратко

Терроризм – это метод, посредством которого организованная группа или партия стремится достичь провозглашенных ею целей – преимущественно через использование насилия.

Главным субъектом борьбы с терроризмом должно быть само государство, законодательная, исполнительная и судебная власти. В основе борьбы с терроризмом должна быть единая, целостная, комплексная государственная концепция, учитывающая международно-правовые акты и реалии государственного и общественного устройства страны.Стержнем предотвращения терроризма должна стать национальная идея – идея национального единства.

25 июля 1998 г. Президентом РФ (Ельцин) подписан Федеральный закон «О борьбе с терроризмом». Цель закона – определение порядка взаимодействия и координации действий спецслужб, а также гарантии граждан, которым причиняется вред в связи с участием в проведении контртеррористических действий.

Меры борьбы делятся на внутренние и международные. На внутригосударственном уровне можно выделить несколько направлений деятельности по противодействию терроризму:

· Улучшение контртеррористического сотрудничества и возможностей.

· Расширение профессиональной подготовки антитеррористических кадров.

· Усиление контроля за производством, оборотом и использованием огнестрельного оружия, взрывчатых веществ.

· Улучшение технического обеспечения, оснащенности правоохранительных органов.

· Пресечение финансирования террористической деятельности.

Усиление международного сотрудничества РФ по противодействию терроризму должно проходить по следующим направлениям:

· Обеспечивать задержание и судебное преследование или выдачу лиц, совершивших теракты, согласно соответствующим положениям национального права.

· Принимать активное участие в разработке и принятии модельных законов, регламентирующих различные аспекты борьбы с терроризмом.

· Оказание взаимной юридической помощи.

Методы борьбы:

1) Террористы не могут действовать изолированно, они поддерживают контакты с единомышленниками. Отслеживание таких контактов с помощью специальной техники позволяет понять схемы действий, разведать планы террористов, а также обнаружить и обезвредить их. Пример: германские власти обезвредили группу Баадер-Мейнхоф («Фракция Красной армии») с помощью созданной ими компьютерной базы данных для сбора и анализа фактов, имеющих отношение к террористам.

2) Возможность ареста или уничтожения лидеров террористических групп. Лидеры террористических структур оказывают значительное влияние на деятельность возглавляемых ими организаций. Их роль снижается в случае, если террористы ориентируются на другие цели, например, определенное мировоззрение, или если за ними стоят спецслужбы какого-либо государства. Однако, в большинстве случаев активность террористических ячеек зависит от деятельности их руководителей. Пример: арест лидера Рабочей партии Курдистана Абдуллы Оджалана полностью парализовал деятельность данной структуры. К аналогичному результату привел захват лидера перуанской организации «Сендеро Луминосо» («Светлый путь») Абимаэля Гусмана.

4) Террористические организации состоят из людей, которых можно уничтожить или вернуть к нормальной жизни путем убеждения и демонстрации доброй воли. Государство должно проводить ряд мер по завоеванию умов членов террористических организаций, убеждая их в бессмысленности дальнейшей борьбы. К таким мерам относятся: искоренение коррупции во власти; улучшение жизни населения в районах, поддерживающих террористов; подрыв финансовой и продовольственной базы террористов; склонение их лидеров к отказу от вооруженной борьбы; объявление амнистий для членов террористических групп; разъяснение бессмысленности террористической деятельности.

5) Совершая атаки по всему миру, террористы наживают все больше врагов в лице различных стран. Понимание необходимости совместной борьбы с терроризмом становится сильнее имеющихся разногласий между ними. Пример: уничтожение лидера иракской «Аль-Каиды» иорданца Аль-Заркави. После совершения им теракта в иорданском городе Амман, иорданские спецслужбы установили его местонахождение и передали информацию американцам, в результате чего Аль-Заркави был уничтожен.

6) Некоторые страны поддерживают террористов, используя их в своих интересах. Чтобы пресечь такую поддержку, мировое сообщество применяет экономические и политические санкции, однако иногда кардинально решить проблему способно лишь военное вмешательство. Пример: военное давление на Афганистан, Ливию и Ирак вынудило их прекратить поддержку террористических структур.

Угроза 21 века: как борются с терроризмом в разных странах

Терроризм как явление имеет давнюю историю и глубокие корни. В первую очередь экономические и культурные. Также и политические (с террористами связывались многие, даже «респектабельные, государства, поскольку теракты, как бы цинично это ни звучало, вещь относительно дешевая для резонанса, который они производят). Поэтому бороться до искоренения с терроризмом бессмысленно – как и коммунизм, либо от него отказываются повсеместно, либо он продолжит существовать (с коммунизмом было наоборот, то специфика одна – в отдельно взятом государстве его не построишь/искоренишь).

Поэтому имеет смысл говорить о том, как снизить уровень угрозы. По данным отечественных спецслужб, в 2016 году было сорвано 16 попыток терактов в ряде городов России – от Москвы и Петербурга до Красноярска, Уфы и Екатеринбурга. 46 ячеек террористических организаций (в основном это запрещенное в России «Исламское государство») было ликвидировано. Подтверждением этому – аресты и громкие задержания потенциальных террористов, изъятия у них взрывчатки, оружия и т.п.

Еще в викторианской Англии, боровшейся с ирландскими бомбистами (фениями), как и в царской России, регулярно сотрясаемой от взрывов народовольцев или эсэров, было ясно, что без внедрения в террористические сети агентуры и провокаторов не обойтись. Это передний край борьбы с террором и наилучший способ получения быстрой информации о подготовке терактов. Однако и террористы, особенно современные, нашли контрмеры к этому. Это и работа через независимые ячейки (по методу приснопамятного нигилиста XIX века Нечаева), и «отдаленная» вербовка через соцсети людей, которые не посещают и не входят в сами террористические организации.

Для того, чтобы выбить почву из-под ног злоумышленников власти придумывали в разное время различные методы. В первую очередь, это повышение уровня жизни через снижение безработицы, создание новых рабочих мест, иные формы борьбы с бедностью. Так на Кавказе действовала советская власть (вкупе с иными, более жесткими методами).

В Англии для борьбы с теми же фениями власти поддерживали умеренный автономизм парламентских партий, представлявших интересы Ирландии. И когда после серии взрывов в Лондоне в 1880-х годах было сорвано голосование в парламенте королевства за предоставление этому острову статуса автономии, популярность ирландских террористов пошла на спад. Стоит также вспомнить примирение британских властей с «Ирландской республиканской армией» (ИРА), которое началось с политического урегулирования и расширения прав Северной Ирландии.

По подобному пути совмещения резких репрессивных мер с небольшими политическими уступками пошел и Китай в вопросе уйгурского терроризма и сепаратизма. Однако окончательно решить эту проблему КНР мешает жесткая система власти и негибкость партийной номенклатуры в вопросе прав национальных меньшинств. А это – такая же питательная среда для роста экстремизма, как и низкий уровень жизни или культурная безграмотность населения.

Таким образом, лавирование между репрессиями и уступками умеренным крылам радикалов приносило свои положительные плоды.

В качестве отрицательного примера можно привести Турцию, где создание и инкорпорирование в политическую жизнь умеренных партий курдов и их таких же умеренных лидеров (типа Демирташа), не помогло снизить активность «Рабочей партии Курдистана», хоть и резко уменьшило количество сторонников (по сравнению с концом XX века). Преодолеть тягу курдов к вооруженной борьбе за независимость и автономию можно будет, вероятно, только снизив жесткость репрессивных мер в отношении самих курдов. Турецкие военные и спецслужбы активно применяют практику коллективной ответственности для родственников террористов (уничтожение имущества и ограничения для членов семей экстремистов), а также целых военных операций в густонаселенных курдами районах Турции. Поэтому война не прекращается.

По похожему пути идет Израиль, власти которого также являются сторонниками того, что родня и близкие террориста должны отвечать за его поступки. Так, сносятся дома террористов, арестовываются их близкие. Одна в результате это приводит только в межнациональной вендетте и войне без конца. Для многонационального государства, коим является Россия, этот путь гораздо менее эффективен и более разрушителен, чем для моноэтнического государства-крепости Израиля.

В качестве антиподного метода можно привести в пример практику европейских государств, которая до недавнего времени давала свои плоды. Речь идет о системе воспитания гражданина, который считает своим долгом проинформировать специальные службы и правоохранительные органы о любом подозрительном соседе или предмете. В свое время это дало большой аргумент в борьбе с левыми и правыми экстремистами. Однако новые этнические общины в странах ЕС, составленные из выходцев из Ближнего Востока и Африки замкнуты по отношению к местному населению. То есть банально сложно понять, что творится внутри гетто. Чтобы решить проблему, нужно разбивать эти моноэтнические анклавы чисто географически, а также культурно. Иначе они так и останутся для полиции «терра инкогнита».

Это интересно:  Федеральный бюджет на 2021 год

В случае с Россией очень бы помогла культура информирования, ошибочно понимаемая в массовом сознании как «стукачество». Такое реноме дает обратный эффект – люди не доверяют никому и не считают своим долгом что-то кому-то говорить по принципу «не мое это дело» или «и без меня все сделают специально обученные на то люди». Получается, что нет – не сделают. Однако, чтобы преодолеть этот массовый стереотип в сознании нужны годы подготовки со школьной скамьи.

Более «быстрыми» методами являются ставшие традиционными – работами в мечетях и с муллами, борьба с каналами финансирования террористов, мониторинг социальных сетей. Вместе с тем, возможно, пришло время задуматься о более тесной работе с представителями спецслужб стран Центральной Азии – именно этот регион в будущем может дать больше бомбистов и исламских экстремистов, чем Северный Кавказ и Закавказье вместе взятые. В то же самое время, центральноазиатские спецслужбы явно не справляются с потоком боевиков-«туристов» из Сирии, Афганистана и Пакистана. Они проигрывают борьбу, особенно учитывая уровень жизни в этих странах (в первую очередь в Киргизии, Таджикистане и Узбекистане). И если последнюю проблему России не решить (не в краткосрочной перспективе, точно), то оказать содействие кадрами, техникой или организационными мерами – вполне возможно.

Это почти так же важно, как такая же актуальная задача, как и в Европе – препятствие действию национально-культурных анклавов, особенно, если они расположены компактно. В этом вопросе уместно проявить твердость, поскольку в будущем могут взойти неблагоприятные плоды в виде бесконтрольных районов, куда даже полиция боится зайти. Ни о какой профилактике терроризма там и речи быть не может.

Более мягким ответом на этот вызов могли бы стать программы культурно-языковой адаптации для приезжих из проблемных регионов, которые пока остаются только на бумаге. К этому стоит добавить меры по привлечению бизнеса к контролю и учету работников-гастарбайтеров из Центральной Азии. Поскольку чем меньше нелегалов и нелегальщины в целом, тем меньше способов для потенциальных террористов уйти от контроля.

Как правильно бороться с терроризмом

Теракты во Франции уже породили бурные дискуссии на различные темы, начиная от отставки Олланда и заканчивая необходимостью пересмотра европейского подхода к правам человека. Но одна из основных — какие меры нужно принимать для того, чтобы аналогичная трагедия не повторилась в Париже или любом другом городе цивилизованного мира, войну которому объявила запрещенная в России террористическая группировка ИГ и ей подобные организации.

Множество российских политиков и экспертов рассматривают французский теракт либо как недоработку, либо как свидетельство слабости французских спецслужб. Говорят о том, что при Олланде французские контрразведчики резко сдали, что социалисты привили им беспечное отношение к существующим во Франции гетто. И, соответственно, рекомендации по предотвращению дальнейших терактов сводятся к усилению возможностей спецслужб по контролю за обществом, а также в повышении бдительности самих граждан и уровня их взаимодействия с органами правопорядка. Рекомендации, безусловно здравые и нужные, ведь любой стране нужны сильные и адекватные спецслужбы. Вот только они не решают проблему.

Спецслужбы не спасут

Возможности любых спецслужб предотвращать любые теракты наподобие парижских крайне ограничены. Говоря о этих трагических событиях, большинство экспертов и политиков сравнивают их с 11 сентября, причем не только с точки зрения эффекта, но и с точки зрения организации. А это глубокое заблуждение. Теракты в Нью-Йорке и Вашингтоне в 2001 году тщательно и скрупулезно готовились, к организации было привлечено значительное число людей, требовалось совершить крайне сложные мероприятия (наподобие подготовки летчиков). И, учитывая все это, спецслужбы могли на одном из этапов перехватить информацию (через агентуру, прослушку или электронную разведку) и предотвратить теракт. Парижские же события являются по сути новым типом терактов (аналогичным событиям в Мумбаи в 2008 году), для проработки которых нужна минимальная подготовка. Стоящие за терактами люди отказались от технически или организационно сложных мероприятий, например, закладки бомбы в концертном зале или же поиску мер по проникновению террориста-смертника непосредственно на трибуны Стад-де-Франс (взрыв на котором в присутствии президента Олланда имел бы колоссальный эффект). По сути организация теракта потребовала лишь нескольких смертников, набранных в культурных гетто Европы (например, в эмигрантских районах Брюсселя, жители которых живут в своем маленьком мирке, не интегрируются в бельгийское общество, и уязвимы перед радикальной пропагандой, говорящей о необходимости отомстить за страдающих от рук неверных братьев в Сирии и Ираке). Им дали в руки обычные автоматы, снарядили собранными на коленках поясами шахидов, после чего отправили убивать и умирать.

Предотвратить организацию такого рода терактов спецслужбы смогут только при тотальном контроле за обществом, включая наличие информаторов в каждой из эмигрантских группировок а также жесточайший контроль за оборотом стрелкового оружия в стране. Но оправданны ли такие меры? Сразу же встает вопрос о дилемме свобода/безопасность, а также менее известной дилемме безопасность/развитие? До каких пределов нужно усиливать возможности спецслужб по контролю за обществом в ущерб свободам граждан? До уровня «Патриотического акта»? Или же до уровня антиутопий и «Большого брата»? И до какой степени нужно чрезмерным контролем замораживать развитие и эволюцию общественной системы? Ведь чем больше контроля, тем меньше эволюции и тем выше шанс на то, что развитие этой системы пойдет не по эволюционному, а по революционному пути.

Нужна эволюция режимов

Безусловно, это не значит, что меры по контролю за безопасностью не надо усиливать — надо. В частности, реализовывать (естественно, без перегибов) предложение французского премьер-министра Мануэля Вальса по отлову, посадкам или депортации радикальных исламских имамов, проповедующих внутри этих гетто. Однако нужно четко отдавать себе отчет в том, что эти меры могут снизить частоту терактов, но не предотвратить их. Ведь они являются, по сути, борьбой с симптомами болезни, а не с причиной ее возникновения. А возникла эта болезнь из-за тупиковости социально-политического развития в большинстве мусульманских стран. Власти этих стран не могут предложить населению свободу, социальные лифты, право на развитие, нужный набор ценностей, модернизацию а зачастую и элементарный базовый уровень экономического благосостояния. Более того, они лишают людей даже надежды на то, что эти режимы со временем трансформируются. В результате люди не ощущают себя сопричастными со своими национально-государственными проектами, и ищут иные формы сопричастности, а также иные проекты, которые способны принести с их жизнь цель и справедливость. Зачастую этими проектами становятся наднациональные исламские террористические группировки, которые базируют свою идеологию на традиционалистских трактовках Корана. Именно так и возникла ИГ — как ответ исламского общества, как поиск им нового пути развития.

Поэтому по-настоящему бороться с терроризмом можно лишь через трансформацию этих режимов и стимулирование модернизации ислама в сторону более конформистских версий (своего рода исламскую реформацию). Но, естественно, трансформацию не путем военного вторжения или гуманитарных интервенций (как это делали американцы в Ираке, или сейчас делают в Сирии). И не свержением авторитарных режимов — нужно понимать тонкость момента, ведь способствующие притоку рекрутов к террористам авторитарные режимы являются одновременно и силами, сдерживающими приход этих исламистов к власти. Свержение авторитарных лидеров в Ираке и Ливии развязало руки исламистам, поэтому речь должна идти не о переворотах и шоковых демократизациях, а о последовательной, постепенной эволюции режимов в сторону более открытых и человечных форм правления.

Это интересно:  Страхование от затопления соседей

Безусловно, задача выглядит как из категории утопичных. Как минимум потому, что для достижения такой тонкой и аккуратной эволюции нужны совместные последовательные действия всех центров силы современного мира. Нужны гарантии того, что эти центры поумерят свои региональные амбиции (например, по использованию террористов против своих противников) ради достижения общей цели. Очевидно, что коллективный Запад и прежде всего США не готовы на такое открытое сотрудничество с Россией, а тем более с Ираном. Поэтому и настоящая борьба с терроризмом откладывается на неопределенный срок, до которого страны могут лишь продолжать бороться с симптомами.

С другой стороны, Москва имеет все возможности для того, чтобы самостоятельно или с группой обеспокоенных товарищей бороться с причинами, но не во всем мире, а в отдельных его регионах. Не на Ближнем Востоке, но хотя бы в Средней Азии, где местные режимы своей политикой точно так же принуждают людей уходить в исламистское подполье. До сих пор Кремль фактически закрывал на это глаза, опасаясь вмешиваться во внутренние дела среднеазиатских государей. Например, молчал, когда таджикский президент Рахмон взял курс на пересмотр Московских соглашений (завершивших гражданскую войну в Таджикистане через политический компромисс между противоборствующими силами) и начал преследование умеренной Партии Исламского Возрождения Таджикистана, назвав ее чуть ли не филиалом ИГ.

В Кремле должны понять, что дестабилизация Средней Азии через какое-то время приведет к серьезным внешнеполитическим и даже внутриполитическим проблемам России (беженцам, разрыву экономических связей, нестабильности в южном подбрюшье и радикализации российских мусульман). И поскольку эти проблемы грозят не только Москве, но и Китаю, а также Ирану, эти страны могут попытаться решить проблемы возникновения терроризма в отдельно взятом, важном для них регионе. Одновременно, естественно, ведя диалог с Западом о совместной борьбе с причинами возникновения терроризма в глобальных масштабах. И надеясь на то, что со временем западные партнеры будут подходить к этому диалогу более ответственно.

Глава 3. Методы борьбы с терроризмом в России.

Большинство стран мира, в том числе и Россия, наряду с соблюдением норм международного права, имеют свое собственное законодательство по проблемам борьбы с терроризмом. Государственная дума 3 июля 1998 г. приняла «Федеральный закон Российской Федерации о борьбе с терроризмом». Этот закон определяет правовые и организационные основы борьбы с терроризмом в РФ, порядок координации деятельности осуществляющих борьбу с терроризмом федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, общественных объединений и организаций независимо от форм собственности, должностных лиц и отдельных граждан, а также права, обязанности и гарантии граждан в связи с осуществлением борьбы с терроризмом.

В Законе определяются основные принципы борьбы с терроризмом 5 : законность; неотвратимость наказания за осуществление террористической деятельности; приоритет защиты прав лиц, подвергающихся опасности в результате террористической акции и другие. «Терроризм» в Законе трактуется как насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений.

Так же подробно характеризуется и «международная террористическая деятельность». Есть в законе дефиниция «террористической акции». Четко сформулировано в законе, кто такие «террорист», «террористическая группа» и «террористическая организация». Террорист – это лицо, участвующее в осуществлении террористической деятельности в любой форме, террористическая группа – группа лиц, объединившихся в целях осуществления террористической деятельности или признающая возможность использования в своей деятельности терроризма. Организация признается террористической, если хотя бы одно из ее структурных подразделений осуществляет террористическую деятельность с ведома хотя бы одного из руководящих органов данной организации. Закон определяет «борьбу с терроризмом» как деятельность по предубеждению, выявлению, пресечению, минимизации последствий террористической деятельности, а контртеррористическую операцию» как специальные мероприятия, направленные на пресечение террористической акции, обеспечение безопасности физических лиц, обезвреживание террористов, а также на минимизацию последствий террористической акции.

В документе подчеркивается, что борьба с терроризмом в Российской Федерации осуществляется в целях защиты личности, общества и государства от терроризма, а также предупреждения, выявления, пресечения террористической деятельности и минимизации ее последствий и выявления и устранения причин и условий, способствующих осуществлению террористической деятельности.

Основным субъектом руководства борьбой с терроризмом и обеспечения ее необходимыми силами, средствами и ресурсами является Правительство РФ. Федеральные органы исполнительной власти участвуют в борьбе с терроризмом в пределах своей компетенции, установленной федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ. Для координации деятельности субъектов, осуществляющих борьбу с терроризмом, могут создаваться антитеррористические комиссии на федеральном и региональном уровне.

Официально антитеррористической деятельностью в России занимается только Федеральная служба безопасности. В подчинение Департаменту по борьбе с терроризмом ФСБ входят группы «А» («Альфа») и «В» («Вымпел» — специализируется на ядерном антитерроре). Подразделения, готовые к схватке с терроризмом, созданы также при армии и милиции (отряд «Вега») и нескольких силовых министерствах. Главное российское подразделение антитеррора – «Альфа».

Широкая публика узнала об отечественных отрядах антитеррора в 1988-м, после захвата семьей музыкантов Овечкиных Ту-154. элитные подразделения, наконец, получили шанс явить чудеса подготовки и тактического мастерства. Однако результат ужаснул тогда всех. За более чем четверть века сужествования «Альфы» в группе погибло 11 бойцов. Из них двое – в Афганистане. Пятеро – в Чечне. Один – при подавлении гражданских беспорядков в Москве в октябре 1993-го. Двое – в «горячих точках» СССР. Лишь один боец группы погиб во время антитеррористической операции. Его застрелили не боевики, а «альфовские» снайперы. Этот боец – офицер Анатолий Савельев. Именно он считался одним из создателей российского антитеррора.

Другие страны мира, так же как и Россия, стремятся решить двуединую задачу – эффективно подавить террористическую деятельность и в процессе борьбы с нею обеспечить строгое соблюдение законности 6 . В таких странах, как США и ФРГ, представляющих собой федерации различных типов, по сути нет единых, всеобъемлющих федеральных законов о борьбе с терроризмом.

Подводя итог всему вышесказанному, я хочу обобщить некоторые теоретические аспекты терроризма для лучшего понимания этого явления. Итак, после 11 сентября 2001 года террористы ведут свою войну во всех странах мира, проводят тактику массового уничтожения, становится все более жестоким. Все факты последнего времени свидетельствуют о том, что борьба против терроризма становится приоритетной, глобальной проблемой для всего мира и что современные методы борьбы недостаточно эффективны. Главная цель терроризма – запугать, навести панику, страх и ужас у людей. С конца 60-х годов 20 века происходит процесс повышения и совершенствования террористической деятельности. Рост масштабов и географии этого явления за последние четверть века просто поражают. Если с 1970 по 1980 во всем мире было совершено 1814 террористических актов, то уже за период с 1980 по 1986 год их число практически удвоилось, и только в одном 1988 году специалисты насчитали 856 террористических актов. Примечателен тот факт, что страны третьего мира не отделяют терроризм от национально-освободительной борьбы, считают его средством борьбы против империализма и неоколониализма. К общепринятым критериям международного терроризма можно отнести:

сознательное использование насилия или угрозы насилия для достижения своих целей;

политическое насилие, мотивированное идеологическими и политическими целями;

действия по заранее намеченному плану с целью устрашения или принуждения органов власти, общества и выполнению требований террористов;

Это интересно:  Что значит диспансерное наблюдение

обеспечение наибольшего психологического эффекта (привлечение внимания СМИ, общества, действия под знаком мужества, патриотизма).

Можно выделить некоторые общие особенности современного терроризма:

Неопределенность, размытость образа врага.

Высокая профессиональная подготовка терроризма через систему высших и средних учебных заведений. Создание собственных методов обучения. Привлечение сотрудников из спецслужб.

Хорошая технологическая оснащенность.

Мощная финансовая база, базирующаяся на сращивании терроризма с ТНК, с порно-бизнесом, продажей оружия, организованной преступностью и т.д.

Укрепляющиеся международные связи и контакты террористических организаций, этому способствуют интеграция государств и миграция населения.

Привлекательная идеологическая основа: борьба против западных ценностей, американизма, национально-освободительная, религиозная борьба.

Причины активизации терроризма:

Распад биполярной системы, нарушение баланса сил в пользу Запада.

Глобализация во всех сферах жизни.

Другая черта глобализации: разрыв в социально-экономическом развитии богатых и бедных стран.

Непрекращающееся во многих странах военные конфликты, они создали слой людей, которые могут только воевать.

После 11 сентября 2001 года человечество вступило в качественно новый период борьбы с терроризмом. Для того, чтобы успешно бороться с тем или иным явлением, нужно разобраться в причинах, его порождающих, в генезисе данного явления, многообразии форм проявления. Человечеству еще неоднократно предстоит обратиться к осмыслению данного феномена, попытаться найти эффективные пути его подавления. На этом пути будет больше поражений, чем успехов, но у мирового сообщества нет иной дороги в будущее. Представляется, что силовой путь для решения данной проблемы мало эффективен. Человечеству нужно выработать планетарную программу борьбы с терроризмом, но не с внешним его проявлением, а с причинами, его порождающими. Иначе, как бы браво не докладывали американские генералы об успехах очередной антитеррористической операции, они, наверное, и сами понимают, что нужно готовиться к новым и новым операциямпо борьбе с этим явлением. И будут гибнуть люди.

Да, с терроризмом нужно бороться и силовыми методами. Да, нужно иметь высокопрофессиональные спецподразделения по антитеррористической борьбе. Но считать, что этот путь приведет к победе – значит обрекать себя на будущее поражение. Мир борется с терроризмом очень активно последние тридцать лет. Созданы сотни спецназов и тому подобных антитеррористических подразделений. Сотни разведок борются с террористами. А они как грибы после дождя растут и растут. Плюс ко всему еще и мутируют, а следовательно, борьба с ними требует качественного обновления.

Безусловно, без успешной деятельности спецслужб, правоохранительных органов успех в борьбе с терроризмом маловероятен. Без самоотверженного труда этих людей феномен терроризма мог бы уже приобрести иные формы и иной размах. Но люди есть люди и им свойственны ошибки и заблуждения, в том числе и работникам подразделений по борьбе с терроризмом. И надеяться на то, что только усилиями этой небольшой группы людей мы защитимся от терроризма – наивность, от которой нужно освободиться. Только объединив усилия мирового сообщества, всех государств, гражданского общества можно рассчитывать на успех в преодолении терроризма. И эти усилия, скорее всего, лежат не в плоскости физического уничтожения конкретных носителей данного феномена, а в преодолении причин, его порождающих. Чем быстрее будет достигнуто понимание в этом вопросе, тем быстрее будет выработана программа по ликвидации причин терроризма, тем больше надежд на будущее у человечества.

Полный перечень террористических организаций мира.

Организация Абу Нидала (ОАН) Организация «Абу Нидал» (ОАН), также известная как «Черный сентябрь», Революционный совет Фатах, Арабский революционный совет, Арабские революционные бригады, Революционная организация социалистических мусульман Группа Абу Сайафа (ГАС) Группа «Абу Сайяф» (ГАС), также известная как «Аль харакат аль исламийя» Вооруженная исламская группа (ВИГ) также известная как «Групман исламик арм», АИГ, «Аль-джама, а аль-исламия аль-мусалла»

Аум Синрике «Аум синрике», также известная как «Высшая истина Аум».

Организация басков за родину и свободу (ЭТА) «Отечество и свобода басков» (ЭТА), также известная как «Эускади та аскатасуна» Гама а эль-Исламийя (Исламская группа, ИГ) «Гама а аль-исламийя» («Исламская группа», ИГ), также известная как «Аль-гама ат», ХАМАС (Движение исламского сопротивления) ХАМАС (Исламское движение сопротивления), также известное как «Харакат аль-мухавама аль-исламия», «Студенты Айяш», «Студенты инженерного профиля», подразделения «Яхья Айяш», бригады «Изз аль-дин аль-хассим», силы «Изз аль-дин аль-хассим», батальоны «Изз аль-дин аль-хассим», бригады «Изз аль-дин аль хассам», силы «Изз аль-дин аль хассам», батальоны «Изз аль-дин аль хассам» Харакат эль-Моджахедин (ХЭМ) «Харакат уль-муджахидин» (ХУМ), также известный как «Харакат уль-ансар», ХУА, «Аль-хадид», «Аль-хадит», «Аль-фаран» Хезболла (партия Всевышнего) «Хесболла» («Партия Бога»). Другие названия: «Исламский джихад», «Организация исламского джихада», Организация революционного правосудия, «Организация угнетенных на Земле», «Исламский джихад за освобождение Палестины», «Организация правоверных против неверных», «Ансар аллах», «Последователи пророка Мухаммеда» Японская Красная армия (ЯКА) «Японская Красная армия» (ЯКА). Другие названия: «Антиимпериалистическая интернациональная бригада» (АИИБ), «Ниппон секигун», «Нихон секигун», «Святая военная бригада», «Антивоенный демократический фронт» Эль-Джихад «Аль-Джихад». Другие названия: «Египетский аль-Джихад», «Новый джихад», «Египетский исламский джихад», «Группа джихада» Ках «Ках». Другие названия: «Подавление предателей», «Дикуй Богдим», » Рабочая партия Курдистана (РПК) Курдская рабочая партия (КРП). Другое название: «Партия Каркеран Курдистан» Тигры освобождения Тамиль Элама (ТОТЭ) «Тигры освобождения Тамил Илама» (ТОТИ). Другие названия: «Тамильские тигры», «Группа Эллалан». Действует под прикрытием таких организаций, как «Всемирная тамильская ассоциация» (ВТА), «Всемирное тамильское движение» (ВТД), «Федерация ассоциаций канадских тамилов» (ФАКТ), «Группа Сангиллан» Организация Моджахедин-е Хальк (ОМЕ, ОМХ, НССИ и многие другие) » Другие названия: «Моджахедин-э Кхальк», Национальная освободительная армия Ирана» (НОА, воинственное крыло МЭК), «Народная моджахедская организация Ирана» (НМОИ), «Национальный совет сопротивления» (НСС), «Организация народных священных воинов Ирана», Национальная освободительная армия (НОА) «Национальная освободительная армия» (ЭЛН). Другое название: «Эхерсито либерасьон насиональ» Группа Шакаки Палестинского исламского джихада (ПИД) «Палестинский исламский джихад» — группа «Шакаки». Другие названия: «ПИД» — группировка «Шакаки», «Палестинский исламский джихад» (ПИД), «Исламский джихад Палестины», «Исламский джихад в Палестине», «Отряд абу-Гхунайма» в составе организации «Хесболла Байт аль-Макдис» Группа «Фронт освобождения Палестины — Абу Аббас» Группа «Фронт освобождения Палестины — Абу Аббас». Другие названия: «Фронт освобождения Палестины» (ФОП), «ФОП-Абу Аббас» Народный фронт за освобождение Палестины (НФОП) Народный фронт освобождения Палестины (НФОП), также известный как Красные орлы, Группа Красные орлы, Группа Красные орлы, Группа Халхул, Команда Халхул Главное командование Народного фронта за освобождение Палестины (ГК-НФОП) Народный фронт освобождения Палестины — Главное командование (НФОП — ГК) Революционные вооруженные силы Колумбии (РВСК) Революционные вооруженные силы Колумбии (ФАРК), также известная как Фуэрсас Армадас Революционариас де Коломбия Революционная организация 17 ноября (17 ноября) Революционная организация 17 ноября (17 ноября), известная также как Эпанастатики Органоси 17 ноември Революционная народно-освободительная армия/фронт (РНОА/Ф) Революционная народно-освободительная партия/фронт, также известная как Девримчи Сол (Революционные левые), Девримчи Халк Куртулус Партиси-Сефеси (ДХКП/С), Дев Сол Силахли Бирликлери, Дев Сол СДБ, Дев Сол вооруженные революционные группы Революционная народная борьба (ЭЛА) Революционная борьба народа (ЭЛА), также известная как Эпанастатикос Лайкос Агонас, Революционная народная борьба, Июнь 1978 г., Организация революционной международной солидарности, Революционное ядро, Революционные ячейки, Освободительная борьба Сияющий путь (Сендеро Люминосо, СП) «Сияющий путь» (Сендеро Люминосо), также известная как Партидо Комуниста дель Перу эн эль Сендеро Люминосо де Хосе Карлос Мариатеги (Коммунистическая партия Перу на сияющем пути Хосе Карлоса Мариатеги), Партидо Комуниста дель Перу (Коммунистическая партия Перу), ПКП, Сокорро Популар дель Перу (Народная помощь Перу), СПП, Эхерсито Герильеро Популар (Народная повстанческая армия), ЭГП, Эхерсито Популар де Либерасьон (Народно-освободительная армия), ЭПЛ Революционное движение Тупак Амару (РДТА) Революционное движение Тупак Амару (МРТА), также известная как Мовимьенто Революцинарио Тупак Амару

Статья написана по материалам сайтов: politcom.ru, expert.ru, studfiles.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector